Письмо как завещание ленина

Проблема подлинности Завещания Ленина

В последние два десятилетия в известных кругах всё чаще высказываются сомнения в подлинности ряда последних статей и писем Ленина, которые в совокупности вошли в историю под названием Завещания Ленина. Больше того — кипят яростные споры. Эти споры с некоторых пор были даже возведены историками на уровень целой научной «проблемы». Кто в своё время выдвинул эту «проблему», вряд ли нужно долго объяснять. Это — современные сталинисты, которые всячески пытаются оправдать совершённое в своё время Сталиным и его кликой предательство действительных заветов Ленина. Известно, сколько крови попортило этим господам со времён хрущёвской «оттепели» и особенно в годы горбачёвской «перестройки» Завещание Ленина, в том числе его статья «К вопросу о национальностях или об «автономизации»», которая по существу была направлена против создания СССР.
Последние статьи и письма Ленина, в особенности его «Письмо к съезду», в своё время доставили немало хлопот и самому Сталину, который и не подумал отрицать подлинность этих ленинских документов и даже вынужден был на одном партийном мероприятии в 1927 году публично привести те самые ленинские слова, которые в наши дни вызывают бессильную злобу у сталинистов и неумное злорадство у либералов. Вот как цитировал тогда «Письмо к съезду» Сталин (приводим оригинальную орфографию): «Говорят, что в «этом» «завещании» тов. Ленин предлагал с’езду обдумать вопрос о замене Сталина на посту генсека другим товарищем. Это совершенно верно. Давайте прочтем это место, хотя оно и читалось раньше на пленуме несколько раз. Вот оно:
«Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, именно, более терпим, более лойялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т. д.».
Да, я груб, товарищи, в отношении тех, которые грубо и вероломно разрушают и раскалывают партию» [1]. В последующие годы Сталин попросту замял это дело. В учебниках истории этот факт попросту умалчивался, а в Сочинениях Сталина, изданных в конце 1940-х годов, цитата Ленина была опущена [2]. Соответственно, Сталину пришлось вымарать и собственные вводные слова, начиная со слова «Давайте». Однако упоминание о «завещании» и предложении заменить Сталина на посту генсека осталось и в этих Сочинениях. Как и упоминание факта разногласий по национальному вопросу, о которых Сталин в 1926 году сообщил буквально следующее: «. тов. Ленин перед XII съездом нашей партии упрекал меня в том, что я веду слишком строгую организационную политику в отношении грузинских полунационалистов, полукоммунистов типа Мдивани, который был недавно торгпредом во Франции, что я «преследую» их» [3]. Однако даже эти признательные показания Сталина не убеждают тех, кто в наши дни, наводя тень на плетень, пытается превратить ленинское Завещание из бесспорного исторического источника и выражения последней воли Ленина в «проблему», в предмет «дискуссий».
Все сталинисты едины в своём стремлении оправдать своего кумира за его предательство ленинских заветов. Но сталинизм противоречив в своей основе, и среди современных сталинистских фальсификаторов истории нет единого мнения о подлинности последних статей и писем Ленина.
Первая группа сталинистов старательно обходит Завещание Ленина, как будто на дворе сороковые годы. В качестве примера можно указать Нину Андрееву, известную благодаря своей статье «Не могу поступаться принципами», опубликованной в газете «Советская Россия» 13 марта 1988 года. Андреева обошла вопрос этот вопрос, несмотря на то, что о нём прямо напомнила газета «Правда» 5 апреля того же 1988 года в не менее известной редакционной статье «Принципы перестройки: революционность мышления и действий», явившейся ответом на статью Андреевой. Так, в этой статье «Правды» говорится: «В многочисленных дискуссиях, проходящих сегодня, остро ставится вопрос о роли И. В. Сталина в истории нашей страны. Не обходит его и публикация в «Советской России». Заявляя о поддержке Постановления ЦК КПСС о преодолении культа личности и его последствий (1956 г.), одобрении оценок, которые даны деятельности Сталина в последних документах партии, статья на самом деле фактически пытается опрокинуть их, отделить социализм от нравственности. В угоду своей концепции автор обращается за поддержкой к Черчиллю. Отметим — приведенный ею панегирик Сталину принадлежит отнюдь не Черчиллю. Нечто подобное говорил известный английский троцкист И. Дойчер. Но в любом случае закономерен вопрос: тактично ли в оценке руководителей, видных деятелей нашей партии и государства неразборчиво обращаться к буржуазным источникам? Особенно, если уже имеется четко высказанная позиция самой партии, а в данном конкретном случае — оценка В. И. Ленина». Вместо ответа на аргументы, содержащиеся в последних двух фразах, Андреева сосредоточилась на доказательстве подлинности цитаты Черчилля. В примечании сборника статей Андреевой, где приведена часть этой цитаты, опущена последняя фраза об оценке Ленина [4]. Черчилль явно представлял для нашей сталинистки больший авторитет, чем Ленин.
Представители другой группы сталинистов не обходят в своих писаниях Завещание Ленина. Они не видят в нём какой-то особенной «проблемы». Стараясь без нужды не цитировать ленинские работы, вошедшие в Завещание, они просто повторяют версию своего кумира. Так, К. Романенко в своей книжке «Почему ненавидят Сталина?» пытается свести значение «Письма к съезду» только к «предотвращению размежевания РКП(б)». Более того, по мнению автора этой крикливой красно-коричневой книжонки, «Сталину удалось выполнить «завещание» основателя партии о ее единстве» [5]. Другие представители этой группы вынужденно признают, что Ленин в конце своей жизни не очень-то хорошо относился к Сталину, но всячески пытаются преуменьшить значение этого решающего исторического эпизода. Важным примером такого рода является А. Голенков, выпустивший более двадцати лет назад книжку с претенциозным названием «Сталин без наветов: Только факты» [6] . Кухонный сталинист А. Шабалов в своей брошюре «Одиннадцатый удар товарища Сталина» пытается объяснить антисталинские выступления Ленина его болезнью [7]. Некоторые представители этой группы в своей апологии Сталина доходят до прямых выпадов против Ленина. Примером этому является зюгановец Ю. Емельянов. По мнению этого историка, «Ленин ни слова не сказал о таких качествах Сталина, как трудолюбие, ответственное отношение к делу, старательное изучение любого вопроса, железная воля» [8].
Наконец, третья группа сталинистов становится на путь грубой полицейской провокации: эти господа отрицают подлинность антисталинских статей Ленина. Духовным вождём этой группы сталинистов является «историк» В. А. Сахаров, выпустивший в начале двухтысячных годов книгу с провокационным названием ««Политическое завещание» Ленина: реальность истории и мифы политики». При помощи всяческих канцелярских придирок к оригиналам ленинских диктовок, которые по понятным причинам зачастую носили черновой и даже конспиративный характер, а также спекуляции произвольно надёрганными цитатами из ленинских работ разных лет, Сахаров делает «вывод», что «Завещание» не принадлежит Ленину [9]. Сахаров неоригинален: ещё в 1992 году «демократ» А. Латышев заявлял, что «так называемое Полное собрание сочинений Ленина — это фальсификация». Латышев отличался от Сахарова лишь большей последовательностью. Подлогам и инсинуациям Сахарова дал достойный ответ известный лениновед В. Т. Логинов [10]. Но мы поясним собственными словами некоторые наиболее очевидные для всех моменты. Затем мы рассмотрим этот вопрос в свете истории ленинских работ, написанных в другие годы.
Незачем пояснять, что у всякого непредвзятого человека больше доверия вызывают ленинские секретари Л. А. Фотиева и М. А. Володичева, которые в своё время и записали эти продиктованные Лениным в полуконспиративном режиме статьи и письма, а не сталинисты, которые в своё время вообще трусливо скрывали эти ленинские работы и подняли «проблему» их подлинности только в наши дни, когда были припёрты этими материалами к стенке. Обе сотрудницы Ленина благополучно дожили до XX съезда, до момента обнародования этих диктовок. Известная статья «О кооперации», в своё время произвольно истолкованная и поднятая на щит сталинистами в качестве «обоснования» теории «социализма в отдельно взятой стране», представляла собой точно такую же диктовку. Сахаров в своей попытке оспорить последние работы Ленина замахнулся было и на эту статью, заявив, что «никакой статьи «О кооперации» не было» [11]. Нетрудно представить, что ожидало бы г-на Сахарова за такое заявление при Сталине. Расстрела или лагеря по обвинению в «троцкистской вылазке», во всяком случае, ему было бы не избежать. Однако наш сталинист тут же сообразил, что рубит сук, на котором сидит, и дал отмашку: статья «О кооперации», конечно, принадлежит Ленину, но это всего лишь «были две попытки разработать эту проблему, оставившие после себя два не удовлетворивших Ленина текста» [12]. Незавершённость этой статьи очевидна не только для Сахарова. Она была очевидна ещё для Троцкого, который в своё время писал: «Замечательная, хотя и незаконченная, статья «О кооперации», связанная единством мысли с остальными не менее замечательными статьями последнего периода, образующими как бы главы единой недописанной книги О МЕСТЕ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ В ЦЕПИ РЕВОЛЮЦИЙ ЗАПАДА И ВОСТОКА, — статья «О кооперации» совсем не говорит того, что ей так легкомысленно приписывают ревизионисты ленинского учения» [13]. Но когда Сахаров бормочет, что «точно неизвестно, кто и почему решил представить тексты диктовок о кооперации в качестве статьи» [14], он попросту лицемерит. Уж кто-кто, а г-н Сахаров отлично знает, кто извлёк из этой статьи максимальные политические дивиденды.
Кстати сказать, одна из родственниц Ленина, Ольга Дмитриевна Ульянова, утверждает, что в их семье не любили Фотиеву за то, что та раньше времени довела текст «Письма к съезду» (январское добавление 1923 года) до сведения Сталина. Более того, племянница Ленина пишет о «предательстве» со стороны Фотиевой [15]. Что касается Володичевой, записавшей текст статьи «К вопросу о национальностях или об «автономизации»», то ни она, ни тем более те, кто опубликовал эту статью в 1956 году, не сделали из неё никакого практического употребления. О. Д. Ульянова, которая сама недалеко ушла от социал-империалистов из КПСС, пишет в той же книге: «У меня создалось впечатление, что руководство КПСС, знакомясь с политическим завещанием Ленина, считало его историей и не относило к настоящему времени» [16]. В самом деле, разве Володичева и Хрущёв призывали к принципиальному пересмотру сталинской национальной политики, к выходу союзных республик из СССР и к упразднению этой колониальной империи? Стоит только поставить эти риторические вопросы, чтобы понять всю вздорность версии Сахарова о том, что кто-то «подделал» ленинское Завещание.
Сталин и его приспешники в своё время не ограничились сокрытием Завещания Ленина. Они попытались скрыть от целого поколения советских людей и немалую часть того ленинского литературного наследства, которое уже было в своё время известно. Это было сделано в два приёма. Сначала имеющиеся издания Сочинений Ленина были объявлены «вредительскими». В печально известном постановлении ЦК ВКП(б) «О постановке партийной пропаганды в связи с выпуском «Краткого курса истории ВКП(б)»» от 14 ноября 1938 года утверждалось, что в этих изданиях имели место «грубейшие политические ошибки вредительского характера» [17]. Вряд ли нужно объяснять, что это означало принятие всех мер к изъятию этих изданий из оборота. Взамен было выпущено четвёртое издание, составившее 35 томов. И что же? В предисловии к пятому изданию указывается, что «в четвертое издание не вошел ряд документов и многие подготовительные материалы», в том числе и «опубликованные в свое время» [18]. В пятом издании не отмечены поимённо эти работы. Но там содержится следующее указание: «Выполняя пожелания подписчиков четвертого издания, Институт марксизма-ленинизма выпускает к этому изданию 10 дополнительных томов» [19]. И особенно важен для нас 36-й том, куда вошёл наиболее широкий спектр означенных работ Ленина — за 1900—1923 годы. В предисловии этого тома указывается, что в него «входят произведения, печатавшиеся в третьем издании, но не включенные в четвертое издание» [20].
Что же это за работы? Прежде всего это речь 4 (17) апреля 1917 года на собрании большевиков — участников Всероссийского совещания Советов, речи о войне и мире на заседании ЦК РСДРП(б) 11 (24) января 1918 года, выступления на заседании ЦК РСДРП(б) 23 февраля 1918 года, посвящённые тем же вопросам, статья «Памяти тов. Прошьяна», посвящённая известному левому эсеру, предисловие к книге Джона Рида «10 дней, которые потрясли мир» и письмо М. Н. Покровскому, в котором Ленин положительно отозвался о написанном Покровским учебнике по русской истории [21]. Все эти произведения, опубликованные при жизни Ленина или в первые годы после его смерти, несовместимы со сталинской интерпретацией истории. Кроме того, в четвёртое издание не вошли многочисленные письма и записки на имя лиц, казнённых при Сталине, а также предисловие к статье Г. Зиновьева «О численном составе нашей партии» [22].
Но не все работы, опубликованные в своё время и не включённые сталинскими цензорами в четвёртое издание сочинений Ленина, прямо мешали Сталину. Большинство этих работ существенно не отличалось от тех, которые вошли в четвёртое издание, — настолько нелогично вела себя сталинская цензура. Но нет худа без добра: учитывая постоянные повторения в работах Ленина, неизбежные для любого политического деятеля, начинающие ленинцы могут начать предварительное ознакомление с ленинским литературным наследством по работам, собранным в 36 томе четвёртого издания.
Проблемы подлинности последних ленинских работ не существует. Эта «проблема» от начала до конца высосана из пальца заинтересованными кругами, которые хотели бы вычеркнуть из истории всего Ленина, а не только его Завещание. К счастью, это не в их власти. Ленинское Завещание подлинно, и каждый современный пролетарский революционер должен положить всю свою жизнь на его выполнение.

Еще почитать --->  Как Расшифровывается Сдт

[1] «Правда», 1927, 2 ноября, № 251, стр. 4.
[2] См. И. В. Сталин, Соч., т. 10, стр. 175.
[3] Там же, т. 9, стр. 65.
[4] См. Н. Андреева, Неподаренные принципы или краткий курс истории перестройки. Избранные статьи, выступления, Саранск, 1993, стр. 26.
[5] К. К. Романенко, Почему ненавидят Сталина? Враги России против Вождя, М., «Яуза-пресс», 2011, стр. 67.
[6] А. Голенков, Сталин без наветов: Только факты, М., 1996.
[7] А. Шабалов, Одиннадцатый удар товарища Сталина, Ростов-на-Дону, 1998.
[8] Ю. Емельянов, Сталин. Путь к власти, М., 2002.
[9] См. В. А. Сахаров, Политическое завещание Ленина: реальность истории и мифы политики, Издательство Московского университета, 2003, стр. 385, 386.
[10] В. Т. Логинов, Заветы Ильича. Сим победиши, М., «Алгоритм», 2017, стр. 444—478.
[11] В. А. Сахаров, Политическое завещание Ленина: реальность истории и мифы политики…, стр. 295.
[12] Там же.
[13] Л. Троцкий, Коммунистический Интернационал после Ленина: Великий организатор поражений, М., 1993, стр. 86 (в заглавный шрифт переделан курсив Троцкого. — Г. А.).
[14] В. А. Сахаров, Политическое завещание Ленина…, стр. 295.
[15] См. О. Д. Ульянова, Родной Ленин (Владимир Ильич и его семья), М., ИТРК, 2002, стр. 49—51.
[16] Там же, стр. 48.
[17] См. «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», часть II, 7 изд., М., Госполитиздат, 1953, стр. 872.
[18] В. И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 1, стр. VIII.
[19] Там же.
[20] В. И. Ленин, Соч., 4 изд., т. 36, М., Госполитиздат, 1957, стр. VII.
[21] В пятом издании все эти работы см.: В. И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 31, стр. 103—112; т. 35, стр. 255—258, 369—471; т. 37, стр. 384—385; т. 40, стр. 48; т. 52, стр. 24.
[22] См. там же, т. 39, стр. 195.

Еще почитать --->  Сроки подачи заявления на возмещения в фсс медосмотров в 2021г

90 лет назад было написано; завещание Ленина

«Сталин слишком груб, и этот недостаток становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, а именно: более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т. д.» – говорится в документе.

За день до съезда, на котором должно было быть прочитано «завещание», был созван экстренный пленум ЦК, на котором Зиновьев и Каменев выступили в поддержку генсека. Вопрос решался простым голосованием. В результате Сталин остался на своем посту (против проголосовала только группа Троцкого), а Зиновьев с Каменевым фактически заработали себе пулю в затылок.

Спустя несколько дней после написания письма между Сталиным и женой Ленина Надеждой Крупской произошел серьезный конфликт, результатом которого стала известная приписка к «завещанию», в которой Ленин, говоря о грубости и ряде других недостатков Сталина, советовал снять его с поста генсека.

Данная приписка поставила под угрозу дальнейшую политическую карьеру Сталина. После смерти Ленина письмо было вскрыто, его содержание стало известно высшему руководству партии. Однако в сложившейся на тот момент ситуации (Сталин, председатель Совета труда и обороны Лев Каменев и председатель Исполкома Коммунистического Интернационала Григорий Зиновьев образовали «триумвират», чтобы противостоять Троцкому) соратники по «триумвирату» решили спасти Сталина.

Цитата из книги Бориса Бажанова «Воспоминания бывшего секретаря Сталина»: » Через полтора года, когда Сталин отстранил Зиновьева и Каменева от власти, Зиновьев, напоминая это заседание пленума и как ему и Каменеву удалось спасти Сталина от падения в политическое небытие, с горечью сказал: «Знает ли товарищ Сталин, что такое благодарность?» Товарищ Сталин вынул трубку изо рта и ответил: «Ну, как же, знаю, очень хорошо знаю, это такая собачья болезнь».

Из молодых членов ЦК хочу сказать несколько слов о Бухарине и Пятакове. Это, по-моему, самые выдающиеся силы (из самых молодых сил), и относительно их надо бы иметь в виду следующее: Бухарин не только ценнейший и крупнейший теоретик партии, он также законно считается любимцем всей партии, но его теоретические воззрения очень с большим сомнением могут быть отнесены к вполне марксистским, ибо в нем есть нечто схоластическое (он никогда не учился и, думаю, никогда не понимал вполне диалектики).

Такая реформа значительно увеличила бы прочность нашей партии и облегчила бы для нее борьбу среди враждебных государств, которая, по моему мнению, может и должна сильно обостриться в ближайшие годы. Мне думается, что устойчивость нашей партии благодаря такой мере выиграла бы в тысячу раз.

Что касается до первого пункта, до увеличения числа членов ЦК, то я думаю, что такая вещь нужна и для поднятия авторитета ЦК, и для серьезной работы по улучшению нашего аппарата, и для предотвращения того, чтобы конфликты небольших частей ЦК могли получить слишком непомерное значение для всех судеб партии.

Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности Это обстоятельство может показаться ничтожной мелочью. Но я думаю, что с точки зрения предохранения от раскола и с точки зрения написанного мною выше о взаимоотношении Сталина и Троцкого, это не мелочь, или это такая мелочь, которая может получить решающее значение.

Я думаю, что основным в вопросе устойчивости с этой точки зрения являются такие члены ЦК, как Сталин и Троцкий. Отношения между ними, по-моему, составляют большую половину опасности того раскола, который мог бы быть избегнут и избежанию которого, по моему мнению, должно служить, между прочим, увеличение числа членов ЦК до 50, до 100 человек.

«Говорят, что в этом „Завещании“ тов. Ленин предлагает съезду обдумать вопрос о замене Сталина на посту генсека другим товарищем. Это совершенно верно. Давайте прочтём это место, хотя оно и читалось раньше на пленуме несколько раз. Вот оно: „Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и общениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности “ Да, я груб, товарищи, в отношении тех, которые грубо и вероломно разрушают и раскалывают партию. Я этого не скрывал и не скрываю…» 15 16

То есть были внесены коррективы в полемическую работу и внимание заострилось только на грубости, хотя Ленин говорит о том, что Сталин недостаточно хорошо (не плохо, а именно недостаточно хорошо) работает в коллективе. Но ссылка на источник осталась: «Правда» № 251, 2 ноября 1927 г. Из каких соображений Сталин менял текст? Из опасения противопоставления вождю мирового пролетариата? Из желания сделать статью лаконичнее, сократить? Думаю, это не имеет большого значения, ибо факт остаётся фактом: не самый удобный отрывок «письма к съезду» был вырезан из 10 тома сочинений И. В. Сталина.

Сахаров делает такой вывод по результатам «перекрёстной проверки» «Дневника дежурных секретарей» с дневниковыми записями врачей. По результатам которой обнаруживается расхождение в 28 дней, когда имеются записи в «дневнике», но нет у врачей: 20 из них, когда нет никаких записей в «дневнике», но по врачебным записям, работа с Лениным велась, и 8, когда работа с ним не велась, а в «дневнике» она зафиксирована.

Отметим, что письмо от 23 декабря было зарегистрировано в секретариате Ленина как письмо Сталину, что объясняет обращение «Вами». Однако, как выяснилось, отправлено оно было против воли самого Ленина, ибо он дал указание никого не посвящать в содержание написанного. В таком случае, мы заходим в тупик. Выявлено это было, когда опубликовали письмо Фотиевой Каменеву 13 :

Историк В. А. Сахаров в статье «Подменено ли завещание Ленина?» 14 делает однозначный вывод, что ряд дневниковых записей не принадлежат самому Ильичу. В частности, записи от 24−26 декабря 1922 и от 4 января 1923. Но не подвергается сомнению самая первая часть «письма» от 23 декабря 1922 года.

Письмо как завещание ленина

Автор «Письма к съезду» утверждает, что Сталин сосредоточил в своих руках «необъятную власть». Этот тезис в традиционной историографии также принимается некритически, на веру и охотно используется в различного рода логических построениях. Его утверждению и обоснованию много внимания уделял Троцкий, без конца твердивший, что вся политическая сила Сталина (или значительная часть ее) была сосредоточена в должности генсека. Власть генерального секретаря не была «необъятной» хотя бы потому, что у нее были свои ограничители — прежде всего воля и авторитет Ленина и других членов Политбюро. По точному смыслу этой фразы в «Письме к съезду», Ленин признавал, что Сталин уже имел необъятную власть в то время, когда он сам еще сохранял способность решающим образом влиять на решение политических и кадровый вопросов. О какой необъятной власти Сталина мог говорить Ленин, если Сталин вынужден был уступить в вопросах образования СССР и режима монополии внешней торговли?

Далее, это должен быть такой политик, который бы разделял взгляды Ленина и мог вести эффективную борьбу за них. Но людей в ближайшем политическом окружении Ленина, обладавших совокупностью этих качеств, было совсем немного. Сталин среди них был одним из наиболее опытных, авторитетный и проверенный в деле. Далее, это должен быть незаурядный организатор, хорошо знающий кадры партии, имеющий опыт решения всех основных вопросов внутренней и внешней политики, а также партстроительства. Вот, пожалуй, круг основных черт, которые Ленин ценил в Сталине в связи с его работой в Секретариате ЦК РКП(б). Конечно, многие видные деятели партии обладали богатыми знаниями и опытом. Но кроме Сталина, пожалуй, никто не удовлетворял всем этим требованиям.

Еще почитать --->  Имеет право отказаться от наследства в пользу

Прежде всего рассмотрим принятую версию об обращении Ленина к съезду с характеристиками группы руководящих деятелей партии в связи с той опасностью, которую они несли для устойчивости ЦК и единства партии. Из «Письма» следует, что Ленин, оценив Сталина как человека и политика, недостойного занимать высшую должность в партии и политической системе диктатуры пролетариата, предложил съезду решить вопрос о новом генеральном секретаре. При этом он уклонился от указания достойной, по его мнению, кандидатуры.

В историографии не предпринималось серьезных попыток установить документальные истоки тех или иных положений «Письма к съезду». Вера в ленинское авторство делала эту задачу неактуальной. Пожалуй, лишь В.И. Старцев обратил внимание на ленинскую записку Каменеву, Рыкову и Цурюпе (от 13 декабря 1922 г.), в которой он усмотрел прообраз будущего «Письма к съезду» на том основании, что в ней Ленин характеризует Каменева как более склонного к председательствованию и к формулированию каких-либо положений 104 . Любопытно, но не доказательно. Подобный характеристик у Ленина много. Но, самое главное, сравнительный ряд, да и ракурс, под которым производится оценка, здесь совсем не те, что в «Письме к съезду».

Надо сказать, что в самой партии заявление о необъятной власти генерального секретаря (а следовательно, об опасностях, с которыми сопряжено пребывание Сталина на этой должности) вызывало удивление и возражения. Его открыто оспаривали. На XII съезде партии, например, никто не сказал, что Сталин плохой генеральный секретарь, напротив, работу Секретариата ЦК под его руководством хвалили 2 . Критика в адрес Сталина была, например, со стороны Мдивани, но совсем по другому поводу: за непоследовательность в проведении принципов национально- государственного строительства и за стремление решать политические вопросы методом кадровых перемещений отдельных работников 3 . Год спустя, на XIII съезде РКП(б) делегаты, обсуждая «Письмо к съезду», ставили работу в должности генерального секретаря в заслугу Сталину 4 . Критики работы Секретариата были, но все те же, «записные», которые прежде критиковали и Ленина, и Секретариат ЦК, те, с которыми Ленин не соглашался, возражал им, от критики которых брал Сталина под защиту и, несмотря на их противодействие, проводил на должность генерального секретаря. Прошел еще год, и на XIV съезде РКП(б) И.С. Гусев заявил: «Теперь — насчет необъятной власти Секретариата и генерального секретаря, — о чем говорили здесь. Вопрос поставлен так же абстрактно, как он ставился годика два тому назад, когда впервые мы услышали эти слова о «необъятной власти»». Итак, постановку вопроса о власти генсека он считал неоправданно абстрактной. С этим надо согласиться. «Нужно учитывать опыт… — продолжал Гусев. — Были ли злоупотребления этой властью или нет? Покажите хоть один факт злоупотребления этой властью. Кто привел такой факт злоупотребления? Мы, члены ЦКК, присутствуем на заседаниях Политбюро систематически, мы наблюдаем работу Политбюро, работу Секретариата, и в частности работу генерального секретаря ЦК. Видим мы злоупотребления этой «необъятной» властью? Нет, мы таких злоупотреблений не видим» 5 . Политические противники Сталина в ответ не привели никаких примеров, которые могли бы поставить под сомнение это заявление Гусева.

Сталинский вариант письма — тоже на трех листах, ровным, спокойным почерком. Он подписан характерной для Сталина подписью 78 . Именно этот текст хранится в материалах ленинского секретариата вместе с письмом-ультиматумом Ленина 79 . Но и этот текст ставит ряд трудный вопросов, остающихся пока что без ответа. Первый из них связан с хорошо заметными различиями в том, как исполнены текст письма и подпись Сталина. Они видны даже на фотокопии, которая выдается исследователям. Толщина линий и интенсивность цвета (от очень темной и жирной до тонкой и светлой) заметно меняется не только в предложении, от слова к слову, но и в самих словах и даже в отдельный буквах. Возможно, причиной тому было плохие перо, чернила или опустевшая чернильница. Подпись Сталина выглядит иначе — толщина линий и интенсивность цвета одинаковы во всех частях подписи, а ее цвет линий (серый) заметно отличается от того, который имеется в тексте письма. Появляется подозрение (его можно снять только посмотрев подлинник), что подпись факсимильная. Если так, то почему Сталин на собственноручной записке поставил факсимиле?

В диктовке 4 января негативная характеристика Сталина не просто развертывается в полном объеме, в нее добавляется то, что отсутствовало в диктовке 24 декабря и без чего сравнение Троцкого и Сталина в пользу первого не может быть полным — оценку личных качеств Сталина. Сталин оказывается обладателем букета недостатков: груб, недостаточно лоялен, недостаточно терпим, вежлив, внимателен и т.д. Будучи сопоставленными с характеристикой Троцкого, они неизбежно оттеняют достоинства последнего, а также несерьезность отмеченного у него недостатка (самоуверенность, увлечение администрированием). Не случайно в характеристиках Сталина и Троцкого все построено на преднамеренно размытых формулировках. Все, кроме организационного вывода в отношении Сталина и провозглашения Троцкого человеком «выдающихся способностей», «самым способным человеком в настоящем ЦК» 34 .

В традиционной историографии ленинского «Завещания» важное место занимает письмо В.И. Ленина И.В. Сталину от 5 марта 1923 г., известное как «письмо-ультиматум». Его значение определяется тем, что оно фиксирует финальный эпизод их личных и политических отношений, подводящий итог их развития — от сомнений и разочарований Ленина в Сталине как в политике до разрыва. Оно является своего рода дополнением и иллюстрацией к «Письму к съезду». Оба эти письма вполне созвучны и как бы взаимно дополняют и свидетельствуют ленинское авторство. Троцкий, например, писал, что «письмо Ленина о полном разрыве со Сталиным. не упало с безоблачного неба. Не только хронологически, но и политически и морально оно подвело заключительную черту под отношениями Ленина к Сталину» 40 . Эта трактовка прошла через десятилетия практически не претерпев изменений.

Подведем итог. Во-первых, «Письмо к съезду» не могло быть создано до XII съезда партии и, следовательно, не могло принадлежать Ленину. Во-вторых, «Письмо к съезду» не является обращением к съезду партии, ЦК или Политбюро ЦК РКП(б), оно является документом фракционной борьбы, происходящим из политических кругов, которые противостояли «старой большевистской гвардии» — сторонникам Ленина в ЦК и Политбюро. В этом смысле «ленинское» «Письмо к съезду» (оно же «Завещание» в узком смысле этого слова) — не более чем исторический фантом. Оно есть, но его нет. Этот текст скорее напоминает записи, наброски, проработки отдельных вопросов, частично для себя, частично для прочтения другими. Автора (или Авторов) их сейчас указать можно ориентировочно, через установление политических интересов, которые соответствуют оценкам и предложениям, содержащимся в «Письме к съезду». За этими интересами все отчетливее прорисовывается фигура Троцкого. Если наши выводы верны, то можно надеяться, что в указанный период в выступлениях оппозиционной части партии можно обнаружить такие оценки и предложения, которые отразились затем в «Письме к съезду».

Оказывается, что в таком сочетании характеристик Сталина, Зиновьева/Каменева и в противопоставлении их характеристике Троцкого есть большой политический смысл. Отрицательные характеристики Сталина как главного героя, а также Зиновьева и Каменева служат более рельефному выпячиванию положительный характеристик Троцкого. Сначала — сравнение Сталина с Троцким к выгоде последнего. Затем сравнение Зиновьева и Каменева с Троцким, и опять же к выгоде Троцкого. В результате мы имеем сравнение всех членов ленинской группы в Политбюро с Троцким, демонстрирующее бесспорное превосходство его над всеми остальными членами Политбюро — главными сторонниками Ленина.

Adblock
detector