Что в своем завещании шекспир оставил жене

Еще Роу писал, «что дух этого человека должно искать в его произведениях». По словам Шенбаума, «завещание Шекспира не является его последней поэтической волей», а Бентли определил этот документ как «характерное завещание состоятельного человека времени правления Джеймса I». К тому же, текст завещания написан Коллинзом, который на типичном для того времени юридическом языке выражал планы клиента, который, будучи уже тяжело болен, решал семейные, бытовые и практические вопросы.

С точки зрения И. Гилилова, главным в завещании является не история о второй по качеству кровати, а «духовное и интеллектуальное убожество завещателя». Заботы о дочери, об еще не родившихся наследниках (Шекспир, к счастью, не знал, что его потомство так быстро оборвется) вызывают у сноба возмущение и презрение. Видимо, вкусы Гилилова требуют, чтобы завещание было написано пятистопным ямбом и выражало глубокие философские мысли.

Однако больший интерес вызывают завещания, согласно которым лучшая кровать переходила к законному наследнику или наследникам. В случае с Шекспиром такую роль играли его дочь Сьюзен и зять Джон Холл. Именно им досталось недвижимое и движимое имущество, к которому явно относилась и лучшая кровать. При этом гораздо важнее, что Сьюзен получила в наследство дом Нью-Плэйс. При этом Энн Шекспир продолжала жить в своем прежнем доме вместе с дочерью, внучкой и зятем. Завещание никак не нарушало ее вдовьи права. Английские гражданские законы обеспечивали вдове пожизненную долю в третьей части имущества ее покойного мужа, а также право пользования постоянным местожительством семьи. Впрочем, стоит отметить, что в завещании Шекспир не упомянул никого из родственников своей жены.

Бесспорно то, что Шекспир полностью утратил доверие к своему второму зятю. По его указанию Коллинз вычеркнул слово «зять», вписав вместо него «дочь Джудит». Она была упомянута первой среди всех наследников. По мнению Чамберса, Шекспир тщательно продумал все условия завещания, которые касались его младшей дочери.

В начале 1616 года Шекспир вызвал своего поверенного Фрэнсиса Коллинза для того, чтобы оформить свое завещание. 25 марта юрист пришел, чтобы внести в завещание исправления. Причиной этих исправлений был брак дочери Джудит и последовавшее за ним дело ее мужа Томаса Куини. От него была беременна другая женщина, которая умерла при родах; умер и ребенок. По мнению некоторых исследователей (включая С. Шенбаума) эта скандальная ситуация ускорила смерть Шекспира.

Завещание У

In the name of god Amen I William Shackspeare of Stratford upon Avon in the countie of Warr’ gent in perfect health & memorie god by praysed doe make & Ordayne this my last will & testam[en]t in manner & forme followeing That ys to saye first I Comend my Soule into the hands of god my Creator hoping & assuredlie beleeving through thonelie merittes of Jesus Christe my Saviour to be made partaker of lyfe everlastinge And my bodye to the Earthe whereof yt ys made.

В середине XVIII века некто Джозеф Грин, разбирая старые документы в Стратфорде-на-Эйвоне, наткнулся на подлинное завещание Уильяма Шекспира, которое его глубоко разочаровало: в нем не было ничего о творчестве великого драматурга и поэта, зато говорилось о мелочах быта с необычайной скрупулезностью.

Среди шекспироведов с момента опубликования завещания Шекспира обсуждаются его странности. Главная из них — отсутствие упоминаний о рукописях произведений Шекспира. Для антистратфордианцев это одно из главных доказательств того, что Шекспир не был автором приписываемых ему произведений. Стратфордианцы нашли объяснение этому факту. Рукописи пьес никогда и не хранились у Шекспира, как и у других авторов: они принадлежали труппам, в которых работали драматурги, хранились в здании театров, где давались представления, и тщательно охранялись, чтобы конкуренты не могли воспользоваться текстами (это было залогом благосостояния актеров). Рукописи пьес Шекспира, который их писал до 1612 г. (или до 1613 г., если учесть пьесы в соавторстве с Дж. Флетчером), хранились в театре «Глобус», где их играла труппа «Слуги короля». В 1613 г., во время представления в «Глобусе» исторической хроники Шекспира «Генрих VIII» (очевидно, в соавторстве с Дж. Флетчером), выстрел из пушки, использованный для театрального эффекта, привел к пожару, театр полностью сгорел, а в нем — и все рукописи пьес Шекспира. Другой вопрос, возникший у шекспироведов, связан с тем, что Шекспир не завещал ни одной книги, следовательно, их у него не было, т. к. книги стоили очень дорого, и вряд ли их не упомянули бы в завещании. Это непростой вопрос, ответ на который связан с догадками. Если Шекспир после 1613 г. ничего не писал для сцены, у него могло и не быть книг (они были нужны ему в Лондоне). А если и были нужны, их можно было найти у знакомых в родном городе. Так, известно (об этом можно прочитать у С. Шенбаума), что у англиканского священника Джона Бретчгердла, крестившего Уильяма Шекспира 26 апреля 1564 г., дома были Новый завет на английском языке в переводе Тиндейла, труды Эзопа, Саллюстия, Вергилия, Горация, два труда Эразма Роттердамского, латино-английский словарь и «Деяния апостолов, переведенные английским метром. Кристофером Тайем. » (книги составляли около половины состояния священника). Он умер весной 1565 г., что-то из книг перешло в грамматическую школу (в которой учился Шекспир). Где осели другие книги, были ли они доступны для Шекспира? Это сфера догадок и дальнейших исследований. Есть и другие подходы к решению этой проблемы. Так, С. Шенбаум пишет: «Книги могли быть отдельно перечислены в посмертной описи, но таковой не сохранилось. Во всяком случае, они, должно быть, составляли часть имущества, унаследованного Холлами и, возможно, таким образом нашли свое место на полках доктора рядом с его медицинскими трактатами. Если это так, особый интерес вызывает “кабинет с книгами”, о котором Холл упоминает в своем устном завещании 1635 г., в котором он предоставлял своему зятю “располагать книгами как угодно”. Двумя годами позже Сьюзан и ее зять в канцелярском суде обвинили Болдуина Брукса (впоследствии ставшего бейлифом Стратфорда) в том, что он подговорил заместителя шерифа и нескольких приставов, “людей низкого звания”, взломать двери дома Нью-Плейс и кабинета в нем и поспешно захватить “всевозможные книги” и “другое весьма ценное имущество”. Попытка Брукса претендовать на имущество Холлов потерпела неудачу в суде».

Item I gyve and bequeath unto my saied Daughter Judyth One Hundred & ffyftie Poundes more if shee or Anie issue of her bodie Lyvinge att thend of three yeares next ensueing the daie of the date of this my will during which tyme my executors to paie her considerac[i]on from my deceas according to the Rate aforesaied. And if she dye within the saied terme without issue of her bodye then my will ys & and I doe gyve & bequeath One Hundred Poundes thereof to my Neece Elizabeth Hall & ffiftie Poundes to be sett fourth by my executors during the lief of my Sister Johane Harte & the use and proffitt thereof Cominge shalbe payed to my saied Sister Jone & after her deceas the saied L li shall Remaine Amongst the children of my saied Sister Equallie to be devided Amongst them. But if my saied daughter Judith be lyving att thend of the saeid three yeares or anie issue of her bodye then my will ys & soe I devise & bequeath the saied Hundred & ffyftie poundes to be sett out by my executors and overseers for the best benefitt of her and her issue and the stock not to be paied unto her soe long as she shalbe marryed and Covert Baron by my executors & overseers (struck through) but my will ys that she shall have the considerac[i]on yearelie paied unto her during her lief & after her deceas the saied stock and condierac[i]on to bee paid to her children if she have Anie & if not to her executors or Assignes she lyving the saied terme after my deceas provided that if such husbond as she shall att thend of the saied three yeares by marryed unto or attain after doe sufficientlie Assure unto her & thissue of her bodie landes answereable to the porc[i]on by this my will gyven unto her & to be adjudged soe by my executors & overseers then my will ys that the saied CL li shalbe paied to such husbond as shall make such assurance to his owne use.

Этот пункт завещания вписан между строк, отсюда мнение Мэлона (неоднократно повторенное) о забывчивости Шекспира, однако в его завещании есть и другие записи, сделанные позднее между строк: например, запись о поминальных кольцах, которые он завещал Уильяму Рейнольдсу и сотоварищам по театру.

Воля Шекспира — Shakespeare s will

Последнее завещание Уильяма Шекспира было подписано 25 марта 1616 года, чуть менее чем за месяц до его смерти. Документ был изучен на предмет подробностей его личной жизни, его мнения и его отношения к своим двум дочерям, Сюзанне и Джудит , и их мужьям, Джону Холлу и Томасу Куини . Самый известный отрывок завещания — это завещание жене его «второй лучшей постели». Значение этой фразы неясно.

Во имя Бога, аминь. Я, Уильям Шекспир из Стратфорда-на-Эйвоне, графство Уорикшир, джентльмен, с полным здоровьем и памятью, слава Богу, действительно составляю и предписываю эту мою последнюю волю и завещание в манере и форме следования. То есть, во-первых, я вверяю свою Душу в руки Бога, моего Создателя, надеясь и несомненно веря через единственные заслуги Иисуса Христа, моего Спасителя, в причастность к жизни вечной. И мое тело к земле, из которой оно сделано.

Джон Хеминг , Генри Конделл и Ричард Бербедж были коллегами Шекспира, коллегами-актерами и учредителями театра « Глобус» . У каждого из них был сын по имени Уильям. В завещании каждому из них было завещано 26 шиллингов и 8 пенсов на покупку траурных колец . Стэнли Уэллс и другие задавались вопросом, представляло ли это завещание своего рода договор для троих мужчин о создании и издании собрания пьес Шекспира. Шекспир наверняка знал бы, что Бен Джонсон уже четыре года работает над проектом, результатом которого станет сборное издание собственных произведений Джонсона. Бербедж умер в 1619 году, но через шесть лет после завещания началась печать Первого фолио с Хемингом и Конделлом в качестве редакторов.

Завещание Шекспира было составлено вскоре после того, как его дочь Джудит вышла замуж за Томаса Куини. Он впервые вызвал своего адвоката Фрэнсиса Коллинза в январе 1616 года, незадолго до свадьбы пары 10 февраля. Проект завещания был составлен, но не подписан. Вскоре выяснилось, что Куини сделал беременной девушку по имени Маргарет Уиллер. В середине марта 1616 года Маргарет Уиллер умерла при родах. Ее ребенок умер вместе с ней, и их обоих похоронили 15 марта. 25 марта Шекспир внес ряд изменений, вероятно, потому, что он умирал, и из-за особых опасений относительно Томаса Куини. В первом завещании было положение « Сыну моему в Л [ав] »; но «sonne in L [aw]» было затем вычеркнуто, вместо него было вставлено имя Юдифь.

Наиболее известен подстрочный завещание, которое гласит: «Это [e] m я отдам своему жене мою вторую лучшую кровать с мебелью». Это подстрочное дополнение, которое было написано такой дрожащей рукой, на линии, которая плетется вверх и вниз, и нацарапано так, что ученым потребовалось столетие, чтобы наконец расшифровать слова. Это может быть последнее, что написано в документе перед подписями. Тот факт, что он оставил свою жену Анну «мою вторую лучшую кровать с мебелью», в то время как его зять Джон Холл и жена последнего, его другая дочь Сюзанна, остались с остальными его «вещами». , движимое имущество, аренда, утварь, драгоценности и прочие предметы домашнего обихода »были источником различных спекуляций. Было высказано предположение, что это указывает на недоброжелательность по отношению к его жене, или вместо этого, что Анна, возможно, стала инвалидом и неспособна управлять имением (о чем нет доказательств), или, возможно, что не упомянутая « лучшая кровать » была сохранена для гостей или это могло быть ложе смерти Шекспира. Возможно, «второстепенным» было супружеское ложе, имевшее особое значение. Также было предположение, что Анну должны были поддерживать ее дети. Жермен Грир предполагает, что наследство было результатом соглашений, заключенных во время брака Сюзанны с доктором Холлом: она (и, следовательно, ее муж) унаследовала большую часть состояния Шекспира. У Шекспира были деловые отношения с доктором Холлом, и поэтому он назначил Джона и Сюзанну исполнителями его воли. Доктор Холл и Сюзанна унаследовали и переехали в Новое место после смерти Шекспира.

Еще почитать --->  Нормы Аварийно-Страхового Запаса Силикагеля Для Сетевого Энергорайона

История любви Шекспира: почему гений завещал жене кровать

С дочерью богатого фермера Энн Хэтеуэй Шекспир заключил брак, когда ему было 18 лет, а ей 26. Предполагают, что Шекспир мог соблазнить великовозрастную девицу и затем под страхом мести её родных был вынужден жениться. Другие считают, что Энн была женщиной нестрогого поведения и сама соблазнила юношу, а затем, забеременев, заставила его жениться.

Это вызвало недоумения и различные догадки биографов. Была даже придумана романтическая история о том, будто Шекспир сначала находился в близких отношениях с Энн Хетеуэй, затем решил жениться на другой девушке — Энн Уэтли, но так как Энн Хетеуэй оказалась в положении, то ему пришлось венчаться именно с ней, а не с другой Энн.

В момент брака Энн была беременна старшей дочерью Сюзанной. А спустя два года Энн родила Уильяму близнецов – Хэмнета и Джудит. Сын Хэмнет умер в 11-летнем возрасте в 1596, а обе дочери пережили отца, как и сама Энн. У Шекспира была всего одна единственная внучка, которая умерла, будучи бездетной именно поэтому у великого драматурга не осталось потомков.

Но дискуссионно то, является ли «вторая кровать» хорошим или плохим наследством для Энн. Вероятнее всего, в этом нет никакого оскорбления. Историки указывали, что в то время лучшая в доме кровать обычно предназначалась для гостей, а Шекспир завещал жене, собственно, их же брачное ложе. Кроме того, вдове по закону и так полагалась треть наследства независимо от завещания, а обе дочери были замужем и могли её содержать.

Большинство из 154 сонетов Шекспира адресовано некоему другу, которого он ни разу не называет по имени. О нем известно лишь, что он моложе автора сонетов. По-видимому, он занимал и более высокое общественное положение. Истории не известны данные, которые могли бы определить, кто был молодым другом, которого воспел в своих сонетах Шекспир. Однако, друг существовал. Если ссылаться на сонеты, то можно сказать, что отношения между ним и Шекспиром была глубокая и искренняя дружба. Друг был молод, светловолос и красив. Он обладал женственно прекрасным обликом:

Что в своем завещании шекспир оставил жене

Это богатство. В 16—17 веках хорошая кровать была роскошью, как сейчас бриллиантовое колье. Вместе с кроватью Шекспир завещал «мебель» — это покрывала, подушки, занавеси, прикроватный столик, комод. Весь этот комплект можно было выменять на небольшой дом.

Самым исторически полезным завещанием стал документ, оставленный Уильямом Шекспиром. Писатель оказался настолько дотошным и мелочным, что оставил распоряжения по поводу всего своего имущества, в том числе и касательно мебели и обуви. В итоге документ оказался чуть ли не единственным неоспоримым документом, который доказывает существование Шекспира вообще.

И таки получил. Бродяга стал главным героем нескольких десятков фильмов, принесших немало бабла студии Мака Сеннета. Чаплина же обделили (капиталисты же!). Талант обиделся и ушёл к другим хозяевам… Фильмы — эталон комедийного немого кино, снятые на личные деньги Чаплина. Однозначный вин. Танцы булочек на вилках, хижина над пропастью, битва с медведем, поедание варёных ботинок — это всё «Золотая лихорадка».

В 1930 году шекспировед Э. К. Чемберс предложил хронологию творчества Шекспира по жанровым признакам, позднее она была откорректирована Дж. Макмануэем. Выделялись четыре периода: первый (1590—1594) — ранние: хроники, ренессансные комедии, «трагедия ужаса» («Тит Андроник»), две поэмы; второй (1594—1600) — ренессансные комедии, первая зрелая трагедия («Ромео и Джульетта»), хроники с элементами трагедии, античная трагедия («Юлий Цезарь»), сонеты; третий (1601—1608) — великие трагедии, античные трагедии, «мрачные комедии»; четвёртый (1609—1613) — драмы-сказки с трагическим зачином и счастливым финалом. Некоторые из шекспироведов, в том числе и А. А. Смирнов, объединяли первый и второй периоды в один ранний [67] .

Сим я, Джон Шекспир, заявляю, что и я уйду из жизни сей, приняв
последнее причастие и cоборовавшись, однако ежели из-за каких-либо
препятствий и помех я не осуществлю обряда, то сейчас на этот случай
прошу и умоляю господа в его величье божьем, да соблаговолит он излить
на чувства мои, внешние и внутренние, святой елей безграничной милости
своей и да простит мне все грехи мои, совершенные зрением, речью,
чувством, обонянием, слухом, осязанием или любым иным способом.

Что и кому завещал Шекспир?
Что завещал нам Шекспир?
Шекспир умер в расцвете сил, в возрасте 52-х лет, в том же городе, где и родился, — в день своего рождения! По современным меркам, 52 года — это не возраст.
Шекспир оставил нам 37 пьес, 2 поэмы, а также 154 сонета.

Что и кому завещал Шекспир?
Что завещал нам Шекспир?
Шекспир умер в расцвете сил, в возрасте 52-х лет, в том же городе, где и родился, — в день своего рождения! По современным меркам, 52 года — это не возраст.
Шекспир оставил нам 37 пьес, 2 поэмы, а также 154 сонета.

64-й сонет:
Мы видели, как времени рука
Срывает всё, во что рядится время,
Как сносят башню гордую века
И рушит медь тысячелетий бремя…

(То, что создано Шекспиром, время не смогло сорвать, снести и порушить, потому что всё это создано не руками, а любящим Сердцем Великого Поэта. )

Наш современник Вильям Шекспир
…И все-таки, нам — своим зрителям, слушателям и читателям (своим современникам и потомкам!) — Шекспир завещал несоизмеримо больше, чем своим «бедным» родственникам: он передал нам — всем вместе и каждому по отдельности! — в безвозмездное пользование — на все времена! — самое дорогое, что он мог завещать (см., например, 74-й сонет…), — свое творческое наследие, Миры Вильяма Шекспира. И эти Миры будоражат нашу кровь, заставляют лить слезы — реальные, а не виртуальные! — над страданиями вымышленных (виртуальных?) героев, не дают впасть в летаргический сон нашей совести…

…Сим завещаю своей жене вторую по качеству кровать со всеми принадлежностями…
Завещание Шекспира было составлено Фрэнсисом Коллинзом в январе 1616 г. (за три месяца до смерти Шекспира) и уточнено 25 марта того же года.
По этому завещанию:
— Нью-Плейс, недвижимость на Хенли-стрит и в Старом Стратфорде, надвратный дом монастыря Блэкфрайерс и прочее значительное имущество переходили дочери Сюзанне;
— доля другой дочери, Джудит, по-видимому, свидетельствует о сомнениях Шекспира в супружеской верности ее мужа, Томаса Куини, с которым она обвенчалась 2 февраля 1616 г. По завещанию Джудит получила 150 фунтов и проценты с еще 150 фунтов (но не саму сумму) спустя три года при условии, что в течение всего этого срока она останется замужем, а также позолоченную серебряную чашу;
— вся остальная посуда (кроме вышеуказанной позолоченной серебряной чаши) переходила во владение внучки Шекспира Элизабет Холл;
— своей сестре Джоан Харт Шекспир оставил в пожизненное пользование дом на Хенли-стрит с условием годовой арендной платы в 12 пенсов, а также всё носильное платье;
— три сына Джоан и Томаса Расселла получили по 5 фунтов;
— Фрэнсис Коллинз — 13 фунтов 6 шиллингов 8 пенсов;
— Гамнет Сэдлер, Энтони и Джон Нэш, соседи Шекспира, получили по 26 шиллингов 8 пенсов на покупку траурных колец;
— такие же суммы для той же цели были завещаны Джону Хемингсу, Ричарду Бербеджу и Генри Конделлу;
— меч Шекспира перешел к Томасу Расселлу;
— крестник Уильям Уокер получил 1 фунт;
— беднякам Стратфорда-на-Эйвоне было роздано 10 фунтов;
— вдове Шекспира, Анне Хетеуэй, отошла «вторая по качеству кровать» (составляя завещание, Шекспир забыл упомянуть свою жену, — она была вписана между строк)…

Что и кому завещал Шекспир

Кроме того, я завещаю моей упомянутой сестре Джоанне двадцать фунтов и весь мой гардероб, которые должны быть ей вручены через год после моей смерти, и отдаю ей в пожизненное владение стратфордский дом, где она живет, а также все службы, с выдачей ежегодного дохода в двенадцать пенсов. Далее я завещаю каждому из ее трех сыновей, Уильяму Харту, Томасу Харту и Майклу Харту, сумму в пять фунтов, уплаченную им через год после моей кончины.

Далее я завещаю бедным названного местечка Стратфорда десять фунтов;
г-ну Томасу Комбу — мою шпагу; Томасу Расселу, эсквайру, — пять фунтов и Фрэнсису Коллинзу, джентльмену из местечка Уорик в графстве Уорик, тринадцать фунтов шесть шиллингов и восемь пенсов; эти суммы должны быть выплачены через год после моей кончины.

Сверх того, я даю и завещаю вышеупомянутой дочери Джудит еще сто пятьдесят фунтов, если она или ребенок, рожденный ею, проживет три года после того числа, в которое составлено завещание, и в продолжение которых мои душеприказчики выплатят ей проценты с назначенного капитала по вышеупомянутой таксе. Если она умрет в течение этого срока, не оставив детей, тогда моя воля такова; я завещаю сто фунтов, вычтенные из названной суммы, моей внучке Элизабет Холл и требую, чтобы остальные пятьдесят фунтов были бы хорошо помещены моими душеприказчиками в продолжение жизни сестры моей, Джоанны Харт, и чтобы проценты были выплачены вышепоименованной сестре Джоанне, и чтобы после ее кончины поименованные пятьдесят фунтов перешли детям моей сестры и были одинаково поделены между ними. Но, если дочь моя Джудит или какой-либо из ее детей переживет эти три года, тогда такова моя воля: я требую, чтобы вышепоименованные сто пятьдесят фунтов были помещены душеприказчиками этого завещания за самые большие проценты для моей сестры и ее детей, но чтобы капитал не был ей выплачен при жизни мужа; мое же желание, чтобы она в продолжение всей своей жизни ежегодно получала только проценты, а после ее кончины вышепоименованный капитал и проценты были бы выплачены ее детям, если таковые у нее будут, а если она окажется бездетной — душеприказчикам ее завещания или поверенным, если она переживет вышеупомянутый срок после моей кончины. Однако, если муж, за которого она выйдет к концу трех упомянутых лет или в какое-нибудь последующее время, закрепит за моей дочерью и ее детьми поместье в обеспечение доли, которую я ей завещаю, — и если это поместье будет признано моими душеприказчиками вполне достаточным, — тогда моя воля такова: чтобы поименованная сумма в сто пятьдесят фунтов была выплачена и употреблена по собственному усмотрению мужа, который выдаст это поручительство.

Сверх того, я завещаю Гамлету Сэдлеру двадцать шесть шиллингов восемь пенсов на покупку перстня; Уильяму Рейнольдсу, джентльмену, — двадцать шесть шиллингов восемь пенсов для покупки перстня; моему крестнику Уильяму Уокеру — двадцать шиллингов золотом; Энтони, джентльмену, — двадцать шесть шиллингов восемь пенсов; и г-ну Джону Нэшу — двадцать шесть шиллингов восемь пенсов; и каждому из моих товарищей — Джону Хемингу, Ричарду Бербеджу и Генри Конделу — двадцать шесть шиллингов восемь пенсов для перстней.

Сверх того, я завещаю моей дочери Джудит мой большой серебряный вызолоченный кубок. Все остальное мое имущество — движимость, аренды, серебро, драгоценности, хозяйственные принадлежности — мои долги и уплаченные обязательства, расходы по погребению передаю моему зятю, Джону Холлу, джентльмену, и моей дочери Сьюзан, его жене, которых назначаю исполнителями моей последней воли и завещания. Избираю и назначаю в добросовестные свидетели вышеупомянутых Томаса Рассела, эсквайра, и Фрэнсиса Коллинза, джентльмена. Уничтожая прежние завещания, объявляю, что это есть моя последняя воля и завещание. В подлинности сего свидетельствую своей подписью, нижеозначенного дня и года.

Еще почитать --->  Заявление Повесить Батарею В Подъезде

Воля Шекспира — Shakespeare s will

Фраза, начинающаяся со слов «единственные заслуги Иисуса Христа . » (что делает Христа уникальным агентом спасения) является явно англиканской или протестантской формулой, в отличие от дореформационных и более поздних римско-католических формул, в которых заступничество святых и к другим членам небесной компании часто обращаются за спасением души.

Завещание Шекспира было составлено вскоре после того, как его дочь Джудит вышла замуж за Томаса Куини. Он впервые вызвал своего адвоката Фрэнсиса Коллинза в январе 1616 года, незадолго до свадьбы пары 10 февраля. Проект завещания был составлен, но не подписан. Вскоре выяснилось, что Куини сделал беременной девушку по имени Маргарет Уиллер. В середине марта 1616 года Маргарет Уиллер умерла при родах. Ее ребенок умер вместе с ней, и их обоих похоронили 15 марта. 25 марта Шекспир внес ряд изменений, вероятно, потому, что он умирал, и из-за особых опасений относительно Томаса Куини. В первом завещании было положение « Сыну моему в Л [ав] »; но «sonne in L [aw]» было затем вычеркнуто, вместо него было вставлено имя Юдифь.

Последнее завещание Уильяма Шекспира было подписано 25 марта 1616 года, чуть менее чем за месяц до его смерти. Документ был изучен на предмет подробностей его личной жизни, его мнения и его отношения к своим двум дочерям, Сюзанне и Джудит , и их мужьям, Джону Холлу и Томасу Куини . Самый известный отрывок завещания — это завещание жене его «второй лучшей постели». Значение этой фразы неясно.

Наиболее известен подстрочный завещание, которое гласит: «Это [e] m я отдам своему жене мою вторую лучшую кровать с мебелью». Это подстрочное дополнение, которое было написано такой дрожащей рукой, на линии, которая плетется вверх и вниз, и нацарапано так, что ученым потребовалось столетие, чтобы наконец расшифровать слова. Это может быть последнее, что написано в документе перед подписями. Тот факт, что он оставил свою жену Анну «мою вторую лучшую кровать с мебелью», в то время как его зять Джон Холл и жена последнего, его другая дочь Сюзанна, остались с остальными его «вещами». , движимое имущество, аренда, утварь, драгоценности и прочие предметы домашнего обихода »были источником различных спекуляций. Было высказано предположение, что это указывает на недоброжелательность по отношению к его жене, или вместо этого, что Анна, возможно, стала инвалидом и неспособна управлять имением (о чем нет доказательств), или, возможно, что не упомянутая « лучшая кровать » была сохранена для гостей или это могло быть ложе смерти Шекспира. Возможно, «второстепенным» было супружеское ложе, имевшее особое значение. Также было предположение, что Анну должны были поддерживать ее дети. Жермен Грир предполагает, что наследство было результатом соглашений, заключенных во время брака Сюзанны с доктором Холлом: она (и, следовательно, ее муж) унаследовала большую часть состояния Шекспира. У Шекспира были деловые отношения с доктором Холлом, и поэтому он назначил Джона и Сюзанну исполнителями его воли. Доктор Холл и Сюзанна унаследовали и переехали в Новое место после смерти Шекспира.

Джон Хеминг , Генри Конделл и Ричард Бербедж были коллегами Шекспира, коллегами-актерами и учредителями театра « Глобус» . У каждого из них был сын по имени Уильям. В завещании каждому из них было завещано 26 шиллингов и 8 пенсов на покупку траурных колец . Стэнли Уэллс и другие задавались вопросом, представляло ли это завещание своего рода договор для троих мужчин о создании и издании собрания пьес Шекспира. Шекспир наверняка знал бы, что Бен Джонсон уже четыре года работает над проектом, результатом которого станет сборное издание собственных произведений Джонсона. Бербедж умер в 1619 году, но через шесть лет после завещания началась печать Первого фолио с Хемингом и Конделлом в качестве редакторов.

Что шекспир отписал жене в завещании

Завещание Шекспира было составлено вскоре после того, как его дочь Джудит вышла замуж за Томаса Куини. Он впервые вызвал своего адвоката Фрэнсиса Коллинза в январе 1616 года, незадолго до свадьбы пары 10 февраля. Проект завещания был составлен, но не подписан. Вскоре выяснилось, что Куини сделал беременной девушку по имени Маргарет Уиллер. В середине марта 1616 года Маргарет Уиллер умерла при родах. Ее ребенок умер вместе с ней, и их обоих похоронили 15 марта. 25 марта Шекспир внес ряд изменений, вероятно, потому, что он умирал, и из-за особых опасений относительно Томаса Куини. В первом завещании было положение « Сыну моему в Л [ав] »; но «sonne in L [aw]» было затем вычеркнуто, вместо него было вставлено имя Юдифь.

Своей дочери Джудит он завещал 100 фунтов стерлингов (около 20 000 фунтов стерлингов по состоянию на 2020 год) «в счет ее замужества»; еще 50 фунтов, если она откажется от коттеджа на Чапел-лейн; и, если она или кто-либо из ее детей были все еще живы по истечении трех лет после даты завещания, еще 150 фунтов стерлингов, из которых она должна была получить проценты, но не основную сумму . В этих деньгах было явно отказано Томасу Куини, если он не должен был подарить Джудит земли равной ценности. По отдельному завещанию Юдифь получила «мой широкий серебряный позолоченный ствол».

«Сверх того, я завещаю моей дочери Джудит мой большой серебряный вызолоченный кубок.» «В феврале 1616 года младшая дочь, Джудит, вдруг объявила о том, что она выходит замуж. Ей шел уже тридцать второй год, а ее жениху, Томасу Куини, было двадцать шесть лет. С Джудит произошло примерно то же самое, что и с ее матерью, которая, как мы помним, была на восемь лет старше своего мужа. Во всяком случае, Джудит добавила отцу хлопот своим неожиданным браком, о чем можно судить по завещанию Шекспира. Его первоначальный текст был составлен, исходя из того, что Джудит является незамужней. В завещании обусловливались ее наследственные права, а также приданое, которое ей надлежало бы получить, когда она выйдет замуж. В окончательном варианте видны поправки, сделанные после того, как Джудит вышла за Томаса Куини.«(А.Аникст. «Шекспир»)

«Как Шекспир относился к жене, видно уже из того, что он, распределив по завещанию до мелочи все свое имущество, оставил ей только вторую по качеству кровать». Брандес «Удивляются, что Шекспир оставил Анне только вторую по качеству кровать, и забывают, что по английским законам жене и так полагается половина всего имущества умершего мужа, — вторая же по качеству кровать (на первой спали гости) была, видимо, дорогим сувениром, интимной памятью, которую умирающий муж оставил своей верной подруге». Гервинус

1/4
На Chapel St находится дом Нэша (Nash’s House) принадлежавший когда-то Томасу Нэшу, первому мужу внучки Шекспира Элизабет Холл. Дом Нэша, тюдоровское здание, находится рядом с Нью Плейс, где последние несколько лет жил Шекспир. Шекспир приобрел дом в 1597 году, переехал в него в 1610 и умер в нем в 1616. После смерти отца Сьюзен Холл с мужем переехала в Нью Плейс.

«Сверх того, завещаю моей дочери Сьюзан Холл, чтобы дать ей возможность привести в исполнение моего завещания, все главное недвижимое имущество или хутор (с угодьями), расположенный в поименованном местечке Стратфорде и названную Нью-Плейс, где я живу в настоящее время, и две недвижимости или хутора (с угодьями), расположенные на Хенли-стрит в названном городе Стратфорде.»

Уильям Шекспир оформил завещание в конце жизни, в январе 1616 года, оно стало главным доказательством существования писателя как реального человека. Как и большая часть дошедших до нас произведений великого драматурга, текст последней воли представляет огромный интерес, в том числе, как образец британского юмора. Например фраза: «Завещаю вторую лучшую кровать в доме моей жене».

За отсутствием фактов, исследователям остаются одни лишь спекуляции и умственные построения. Имя супруги драматурга за все время совместной жизни с Шекспиром будет упомянуто всего лишь один раз. 25 марта 1601 года в завещании пастуха из Шоттери Томаса Уиттингтона, в котором он просит взыскать с Энн Шекспир, жены Уильяма Шекспира, 40 шиллингов долга в пользу бедных.

Самое интересное, в записи о разрешении на брак, сделанной 27 ноября, написано другое имя невесты — Энн Уэтли (Anne Watley) из Тэмпл-Графтона. Больше имя этой девицы(?) из местечка, находящегося километрах в восьми от Стрэдфорда, нигде не встречается. Позже родилась романтическая версия о близких отношениях Уильяма сначала с Энн Хэтеуэй, а потом с ее тезкой Уэтли.

Шекспир просил разрешения венчаться без общепринятого трехкратного оглашения в церкви, на что понадобилось бы три недели. Этому есть объяснение. Начиная с 1 декабря по 13 января был период, когда венчания и оглашения откладывались из-за Рождественских праздников. Молодые торопились и не могли ждать полтора месяца. Почему?

Например, в романе Энтони Бёрджесса (Anthony Burgess), названного строкой из 130-го сонета Nothing Like the Sun («На звезды не похожи»), Энн Уэтли — вторая любовь Шекспира, которая оттолкнула его своим чрезмерным целомудрием и он вернулся в объятия более опытной Энн Хэтеуэй, которая старше своего избранника.

Энн Хэтеуэй — дочь Ричарда Хэтеуэя, богатого фермера из соседней деревни Шоттери. Здесь, в трех километрах от Стрэдфорда, у ее покойного папаши было 75 акров земли и сверх того он оставил по завещанию 43 фунта стерлингов наличными. Сумма в те времена немалая. Половины ее хватило бы на постройку хорошего деревянного дома. Впрочем, собственным домом Шекспиры обзаведутся только через 15 лет, в 1597 году.

Об авторе; т

Стало привычным говорить о многосторонности творчества Шекспира, но его самого обычно представляют себе очень цельной личностью. Между тем его жизнь была так же многогранна, как и созданные им произведения. Можно даже сказать, что у него была не одна, а несколько жизней. Один Шекспир — это тот, который был сыном, влюбленным, мужем, отцом и другом. Но об этом мы знаем меньше всего. Его личная жизнь осталась для нас загадкой. Мы больше знаем о другом Шекспире — деловом человеке, который вступил в самостоятельную жизнь почти без всяких средств и должен был упорным трудом зарабатывать для поддержания семьи. От этого Шекспира остались купчие и закладные, исковые заявления в суд, инвентарные описи и прочие документы, связанные с приобретением имущества и денежными операциями. Этот Шекспир был совладельцем театра и выступал на сцене как актер. Была у него и жизнь человека театральных подмостков, с ее профессиональными заботами, мелкими дрязгами, привычкой преображаться, быть на виду у тысяч глаз, испытывать восторг от сценических удач, а может быть, и горечь освистанного актера.

Об этих трех жизнях Шекспира мы знаем сравнительно немного, да и то они вызывают интерес лить в той мере, в какой могли бы помочь понять главную его жизнь, благодаря которой он для нас существует, — жизнь драматурга. Наш Шекспир — это создатель огромного мира людей, испытывающих все радости и страдания, какие могут выпасть на долю человека. И был еще один Шекспир — поэт, служитель муз и Аполлона.

На более твердой почве мы оказываемся тогда, когда от подобных легенд переходим к фактам, позволяющим выяснить, откуда начался интерес Шекспира к поэзии. С ней познакомила его «грамматическая» школа, в которой он учился. Здесь, изучая латынь, школьники читали стихи Овидия, Вергилия и других римских поэтов. Они заучивали их наизусть, переводили, и можно с полной уверенностью утверждать, что школа открыла юному Шекспиру мир поэзии. Его любимцем стал Овидий. В многочисленных пассажах поэм и пьес Шекспира встречаются прямые и косвенные отголоски творчества древнеримского поэта. В этом отношении Шекспир мало чем отличался от «университетских умов». Подобно им, он пришел к поэзии через гуманистическую филологию. Если объем школьного курса поэзии уступал университетской программе, то личная одаренность Шекспира и — мы не ошибемся, сказав это, — увлечение поэзией позволили Шекспиру сначала догнать, а затем превзойти своих более эрудированных собратьев по перу. Он усвоил не только уроки, вынесенные из школы, но и все, чем была богата отечественная поэзия от Чосера до Спенсера.

Еще почитать --->  Несколько Предложений На Разные Случаи Лизинг Можно Брать С Правом Выкупа Транспортного

Публика шла в театр не только наблюдать действие драм, но и слушать прекрасную поэзию, к которой ее приохотили драматурги. Они состязались между собой в красотах стиля, используя весь арсенал средств образной и риторической речи. Совместными усилиями они создали язык поэтической драмы, далекий от повседневной речи, потому что им надо было выразить грандиозные порывы, смутные предчувствия и великие идеи, невыразимые обыкновенными словами.

К сожалению, ничего не известно о том, когда Шекспир начал писать стихи. Однако совершенно очевидно, что его ранние драмы не были первой пробой поэтического пера. Трудно поверить в то, что он мог с первого раза овладеть стихом как настоящий мастер поэтической драмы. По-видимому, трем частям «Генриха VI» предшествовали какие-то ранние поэтические опыты, не дошедшие до нас. В биографических преданиях о Шекспире не раз встречаются упоминания о том, что в молодости он писал стихи. Так, в известной легенде о браконьерстве Шекспира есть любопытная деталь: озлившись на сэра Томаса Люси, якобы преследовавшего его за охоту на чужой земле. Шекспир написал на своего обидчика сатирические стишки, которые развесил на столбах. Браконьерство Шекспира — выдумка. Но доля правды, которая содержится в ней, бесспорно состоит в том, что молодой Шекспир писал стихи.

  • «Всё хоро­шо, что хоро­шо кончается»
  • «Как вам это понравится»
  • «Бес­плод­ные уси­лия любви»
  • «Сон в лет­нюю ночь»
  • «Мно­го шума из ничего»
  • «Два знат­ных родича»
  • «Соне­ты Уилья­ма Шекспира»
  • «Вене­ра и Адонис»
  • «Феникс и голубка»
  • «Ген­рих IV», часть 1,2
  • «Ген­рих VI», часть 1,2,3
  • «Ромео и Джульетта»
  • «Тро­ил и Крессида»
  • «Анто­ний и Клеопатра»

Если Фрэнсис Бэкон был одним из первых лиц Англии уже при короле Якове I, то Эдуард де Вер, граф Оксфордский, стал успешен, богат и знаменит еще в Елизаветинскую эпоху. Он занимал пост лорда великого камергера, в свободное время развлекался сочинительством пьес (не дошедших до наших дней), мог похвастаться прекрасным образованием и хорошо знал Италию.

Это романтично. Англичане в эпоху Шекспира высоко ценили социальный статус и при любой возможности пытались продемонстрировать свое богатство. Поэтому лучшую кровать выставляли на первом этаже, где ее могли видеть гости. На второй по качеству и убранству кровати спали хозяева, то есть она была брачным ложем. Завещая его вдове, Шекспир подчеркивал, что не хочет видеть на нем другую женщину.

Граф Оксфорд перестал публиковаться в 1593 году. Тогда же имя Уильяма Шекспира впервые появилось на рукописи. Псевдоним «Шекспир» был выбран не случайно. На фамильном гербе де Веров изображён рыцарь с копьём в руке, а по-английски Shake-speares звучит буквально как «потрясающий копьём». Сохранились издания, где на обложке фамилия так и написана через дефис, а имя вообще не указано.
Почему Эдуард де Вер спрятался за псевдонимом? Наверняка руководствуясь соображениями безопасности и для сохранения безупречной репутации. Анонимность в то время была в порядке вещей. Если писатель позволял себе литературные излишества с нарушением политкорректности, то ему и его семье грозила тюрьма. А почти все пьесы Шекспира содержат завуалированную сатиру и пародируют политиков и придворных.
Кроме того, граф не мог публично объявить себя драматургом — это занятие считалось низким, поскольку общественные театры, такие как «Глобус», посещали простолюдины и представители дна общества — проститутки, пьяницы и негодяи всех мастей. Потомственному английскому аристократу и доверенному лицу королевы не пристало быть кумиром улицы. После смерти Эдуарда де Вера его наследники поддержали мистификацию, очевидно преследуя те же цели, что и сам поэт.
Семнадцатый граф Оксфорд умер в 1604 году. Где его могила — точно неизвестно, хотя его двоюродный брат Персиваль Голдинг писал, что граф был похоронен в Вестминстерском аббатстве, месте захоронения великих людей Англии. По утверждению исследователей, его произведения продолжали издаваться семьёй под псевдонимом до 1616 года. А в 1975 году Британская энциклопедия (15-е издание), фактически официально поддержав гипотезу, заявила: «Эдуард де Вер является самым вероятным претендентом на авторство пьес Шекспира».

В 1582 женил­ся на А.Хэсуэй (Хатау­эй), от бра­ка с кото­рой имел тро­их детей. Одна­ко око­ло 1587 поки­нул Страд­форд-на-Эйвоне и свою семью и пере­се­лил­ся в Лон­дон. Далее о его жиз­ни нет ника­ких све­де­ний до 1592, когда мы впер­вые нахо­дим упо­ми­на­ние о нем, как об акте­ре и дра­ма­тур­ге – в пред­смерт­ном пам­фле­те дра­ма­тур­га Р. Гри­на На грош ума, куп­лен­но­го за мил­ли­он рас­ка­я­ния. Более точ­ные био­гра­фи­че­ские све­де­ния о Шекс­пи­ре дати­ру­ют­ся 1593–1594, когда он всту­пил в одну из веду­щих англий­ских теат­раль­ных трупп того вре­ме­ни – труп­пу Р. Бер­беджа «Слу­ги лор­да-камер­ге­ра» (Chamberlain’s Men).

Загадка Уильяма Шекспира

6. И вы же помните, что в великолепной школе, которую предположительно (но не точно) посещал Шекспир, не преподавали математику, другие точные науки, историю, географию и т.д. Тем не менее, ботаники утверждают, что в трудах Shakespeare упомянуты названия 63 трав, цветов и деревьев; знатоки юриспруденции насчитали 124 места, связанных с юриспруденцией; 172 эпизода связаны с морским делом, включая использование правильной терминологии и тактики в сценах кораблекрушения из «Бури». Исходя из текста его произведений, Shakespeare также читал массу литературы на английском, посвященной истории, путешествиям и географическим открытиям.

3. Нет никаких сведений о том, что Шекспир путешествовал (а путешествия в то время были серьезным и недешевым предприятием, не проходящим незаметно). При этом в 18 лет он уже был женат и стал обзаводиться детьми, что вряд ли позволило бы ему годами где-то странствовать.

10. А вот упоминания о Шекспире, как о дельце, встречаются неоднократно. Шекспир числился среди неплательщиков налогов, покупал недвижимость, ссужал деньги ( то есть, занимался ростовщичеством, которое так высмеивает и презирает в своих пьесах Shakespeare), а также откупил право на взимание налогов — попросту говоря, выбивал налоги из фермеров в окрестностях Статфорда-на-Эйвоне. Любопытно, что Шекспир неоднократно становился истцом в суде, взыскивая со своих должников то суммы в размере 35 шиллингов 10 пенсов, то 1 фунт 5 шиллингов. И что забавно. Скупой человек, который не гнушался выбиванием крошечных долгов, занимавшийся позорным ростовщичеством, прописавший в своем завещании все до последней миски, не публиковал официально «свои» труды и не получал за это гонорары! Большая часть пьес Shakespeare была опубликована через несколько лет после смерти Шекспира в Первом (или Великом) Фолио (сборнике). Нет никаких данных о том, что гонорары от этой публикации получили наследники Шекспира или он сам до смерти, хотя книгопечатание тогда было уже хорошо организовано, сохранилась почти вся документация по регистрации пьес, общению с авторами и т.д. Поразительные благородство и скромность для такого жадного в иных отношениях человека.

4. А теперь минутка статистики. После Shakespeare (я буду так называть Великого Барда, чтоб не путать, когда я говорю об авторе, а когда о Шекспире из Стратфорда. Обычно русскоязычные нестрадфорианцы говорят о Шакспере из Стратфорда и Шекспире как авторе, но не будем обижать адептов классического подхода этим плебейским именем) осталось 37 пьес, 2 большие поэмы, цикл сонетов и ряд отдельных стихотворений. Словарный запас автора, согласно этим произведениям, составлял от 20 до 25 тысяч (по другим источникам до 29 тысяч!) слов. Это во много раз больше, чем у самых образованных литераторов его времени (у Джона Милтона и Фрэнсиса Бэкона насчитали 8 тысяч слов, у Теккерея около 5 тысяч). У современного англичанина с высшим образованием в ходу около 4 тысяч слов! При этом рядовой провинциальный житель современной Шекспиру Англии обходился словарным набором из тысячи слов. Если верить Оксфордскому словарю, Shakespeare ввел в английский язык. 3 200 новых слов!

7. И тут очередная проблема. Первая публичная библиотека в Англии — билибиотека Четэм в Манчестере, открылась в. 1653 году, т.е. через 37 лет после смерти Шекспира. Так откуда же черпал свои невероятные энциклопедические знания автор знаменитых пьес и сонетов, предположительно, занимавшийся самообразованием? Наверное, как и Джон Милтон он просиживал часами в домашней библиотеке, поглощая том за томом великих классиков и пополняя ее новейшими трудами. Одна беда, в доме неграмотных родителей Шекспира была разве что Библия. А вот после смерти самого вроде как гениального автора осталось. ноль книг. То есть, у него во владении не было ни одной книжки (!). Более того, после Шекспира не осталось ни клочка рукописного текста: ни рукописей, ни переписки, ни-че-го! При этом в своем завещании Шекспир подробнейшим образом расписал все свое имущество, вплоть до комической «второй по качеству кровати», оставленной его супруге. Да что там кровать, в завещании упомянута посуда, но только не книги, которые стоили совсем не три пенса. Даже в завещании коллеги Шекспира по театральной труппе (вовсе не драматурга или поэта) упомянуты книги и выделена сумма на покупку учебников для внука. Но великий литератор о книгах не думал вообще. Допустим, что все свои книги он куда-то дел незадолго до смерти, распродал, например. Но до настоящего времени не найдено ни одной книги из домашней библиотеки Шекспира (а тогда было принято ставить на книги экслибрис, подпись и как-то иначе обозначать владельца. До нас дошло немало книг, ранее принадлежавших литераторам-современникам Шекспира. Но — конечно же не Шекспира, он вообще обладал уникальным свойством не оставлять следов в истории). Ок, до наших дней именно книги Шекспира не сохранились. Но еще в XVIII веке один церковник,заинтригованный шекспировской тайной,проверил все частные библиотеки в радиусе 70 километров от Стратфорда-на-Эйвоне и не нашел ни единого тома,принадлежавшего Шекспиру.

Новое в блогах

Существует не подлежащий сомнению исторический документ — разрешение Шекспиру на вступление в брак, выданное 27 ноября 1582 года в консисторском суде Вустера. Двое поручителей со стороны невесты, соседи и друзья ее покойного отца — Фулк Сэнделс и Джон Ричардсон — отправились за разрешением к тамошнему епископу, в ведении которого находился родной город драматурга Стрэдфорд-на-Эйвоне (Stratford-upon-Avon.).

Энн Хэтеуэй — дочь Ричарда Хэтеуэя, богатого фермера из соседней деревни Шоттери. Здесь, в трех километрах от Стрэдфорда, у ее покойного папаши было 75 акров земли и сверх того он оставил по завещанию 43 фунта стерлингов наличными. Сумма в те времена немалая. Половины ее хватило бы на постройку хорошего деревянного дома. Впрочем, собственным домом Шекспиры обзаведутся только через 15 лет, в 1597 году.

Через два года после рождения Сьюзен, жена Шекспира произвела на свет двойню — сына Гамнета и дочь Джудит. В феврале 1585 года их окрестили в честь крестных отца и матери — пекаря Гамнета Сэдлера и его супруги Джудит. В 21 год Уильям стал отцом семейства, а вот жене своей поэт сонетов не посвящал. За исключением, возможно, одного — 145-го. По этой причине его считают самым ранним. Такое стало возможным на основании игры слов: фамилии Hathaway и глагола hate away («ненавидеть»). Лирическая героиня берет назад слова о ненависти, добавляя: «ненавижу, но не тебя» — I hate not you.

За отсутствием фактов, исследователям остаются одни лишь спекуляции и умственные построения. Имя супруги драматурга за все время совместной жизни с Шекспиром будет упомянуто всего лишь один раз. 25 марта 1601 года в завещании пастуха из Шоттери Томаса Уиттингтона, в котором он просит взыскать с Энн Шекспир, жены Уильяма Шекспира, 40 шиллингов долга в пользу бедных.

Шекспир просил разрешения венчаться без общепринятого трехкратного оглашения в церкви, на что понадобилось бы три недели. Этому есть объяснение. Начиная с 1 декабря по 13 января был период, когда венчания и оглашения откладывались из-за Рождественских праздников. Молодые торопились и не могли ждать полтора месяца. Почему?

Adblock
detector