Что было написано в завещании павла 1

Вскрыть Потомку Нашему в столетний день Моей кончины»

Николай вспомнил все, что рассказывали ему историки о послании Павла I. Сей давно почивший предок отличался не только непредсказуемо-капризным нравом, но и любовью ко всему мистическому и оккультному. Вспомнить хотя бы то, что он пригрел в России опальный Мальтийский орден и даже стал его Верховным магистром. Знал Павел и о легендарном монахе-предсказателе Авеле, который с точностью до дня напророчил смерть еще его матери Екатерине II, за что и был отправлен в камеру Петропавловской крепости. Павел же, мать не любивший, вызволил монаха и отослал в Валаамский монастырь. Но мятежный Авель и там не угомонился – в начале 1800 года сочинил книгу новых предсказаний. Пришлось забрать монаха с Валаама и снова посадить в Петропавловскую крепость. Вот тогда-то Павел и решил лично посетить предсказателя. Для храбрости взял с собой фаворитку Лопухину. Вошли они к Авелю веселые, глупышка Лопухина хохотала вовсю. Но вышли напуганные. Как потом засвидетельствовал секретарь министра иностранных дел Ф. Лубянский, фаворитка – в слезах, а Павел – нервно кусая губы.

Известно, что царствование последнего российского императора Николая II оказалось трагическим. На коронации Николая случилась трагедия на Ходынском поле, когда масса москвичей и приехавших на праздник людей погибла в давке. Потом было Кровавое воскресенье, из-за которого народ и окрестил царя Кровавым. Потом нахлынули революции 1905 и 1907 годов. Через десять лет страну настиг новый шквал, сначала в феврале, потом в октябре 1917 года.

Годовщину мученической кончины своего державного предка Николай II отметил 11 марта 1901 года. В Петропавловском соборе отслужили заупокойную литургию у гробницы Павла I. После службы Николай с супругой, императрицей Александрой Федоровной, с министром императорского дворца и своим адъютантом бароном Фредериксом, а также с небольшим количеством особо приближенных придворных отбыл в Гатчинский дворец. Там тоже отслужили панихиду, но уже более скромную – «домашнюю». На другой день, 12 марта 1901 года, Николай II объявил, что решился исполнить волю предка – вскрыть заветный ларец и прочесть послание Павла. Двор воспринял эту новость как очередное пусть и историческое, но развлечение. Придворные кавалеры и фрейлины, улыбаясь и шушукаясь, проводили царственную чету в особую залу. Там на покрытом темной бархатной скатертью столе лежал старинный ларец. Дворовые слуги уже успели вымыть и вычистить его, но привилегия открыть предназначалась, естественно, только венценосному потомку Павла. Только сначала государь тихонько прикрыл двери, чтобы ничей взор не смог ничего увидеть.

Но в 1930-х годах на Западе вышло весьма показательное исследование П.Н. Кирибеевича «Вещий инок». Под этим псевдонимом укрылся весьма известный историк-монархист Н.П. Шабельский-Борк, лично принимавший участие в попытке освобождения царской семьи Николая II из большевистского плена. Попытка эта, как известно, провалилась. Так вот, анализируя случившийся провал, Шабельский выдвигает и такое объяснение. Судьба последнего российского царя, считает историк, была предопределена не только историческими событиями и общественными негативными настроениями, но и… предначертана свыше. Николай II знал о том, что монархии Романовых уготован конец. И узнал он это из послания, которое некогда составил Павел.

Правда, говорят, что императрица Александра Федоровна пыталась изменить предсказание. Не потому ли приглашала ко двору разных магов, гадалок и предсказателей? Но ни один не смог изменить «пророчество веков». Видно, Авель был силен в своих «прогнозах». Или просто прав? Не потому ли историки ХХ века начали вдруг внимательно изучать его предсказания? Жаль только, что предметов изучения осталось немного, почти все книги Авеля были уничтожены.

«11го Марта. Воскресенье.
Такая же дивная погода.
Ходили к обедне в 10 ? в красную гостиную, где стояла наша походная церковь. Завтракали: дамы, Сергей, Жуковский, Янышев и Дмитрий (деж.).
Гулял и катал Аликс и Ольгу в санях. Занимался до 8 час. Обедали: Петя и Дмитрий.

«12 марта. Понедельник.
Его Величество изволил принимать с докладами в 10 часов утра дворцового коменданта генерал-адъютанта Гессе, а по возвращении с прогулки Его Высочество генерал-адъютанта великого князя Алексея Александровича с управляющим морским министерством Тыртовым, министра земледелия и государственных имуществ Ермолова и великого князя Николая Николаевича.
В 11-м часу Ее Величество принимала с докладом в д. гофмаршала гр. Бенкендорфа.
В 12 часов имели счастье представиться государю императору по прилагаемому списку [список в деле отсутствует – В.С.].
В 1 ч. За завтраком у Их Величеств кушали: Дежурный флигель-адъютант Государь, Наследник, Великий князь Алексей Александрович, Великий князь Николай Николаевич, Великий князь Николай Михайлович, Великая княгиня Ольга Александровна.
В 4 часу Их Величества выезд имели кататься, по возвращении Государь Император прогуливался в саду.
В 8 часов за обеденным столом у Их Величеств кушали Государь Наследник, Великая княгиня Ольга Александровна, принц Петр Александрович.
Во время обеда играл придворный струнный оркестр» 8 .

Обратимся теперь к другой стороне проблемы. В нашем распоряжении имеется целый ряд описей Гатчинского дворца, составленных в XIX веке. И ни в одной из них не отмечено наличие запечатанного ларца, стоящего на пьедестале и содержащего какие бы то ни было таинственные послания. Описи в то время составлялись довольно тщательно (мы не затрагиваем в данный момент их научный уровень), поэтому наличие в Гатчинском дворце подобного ларца маловероятно. Тем более, что 28 марта 1872 г. в Гатчинское дворцовое правление поступило письмо из канцелярии великого князя Николая Константиновича, в котором говорилось о его пожелании иметь список вещей, принадлежавших императору Павлу I и хранившихся в Гатчинском дворце. В связи с этим была составлена подробная опись, включавшая 1035 предметов 15 . В этой описи никаких упоминаний о ларце также нет, хотя, к примеру, упоминаются такие мелочи как:

В Гатчинском дворце, постоянном местопребывании Императора Павла I, когда он был наследником, в анфиладе зал была одна небольшая зала, и в ней посредине на пьедестале стоял довольно большой узорчатый ларец с затейливыми украшениями. Ларец был заперт на ключ и опечатан. Вокруг ларца, на четырех столбиках, на кольцах, был протянут толстый, красный шелковый шнур, преграждавший к нему доступ зрителю. Было известно, что в этом ларце хранится нечто, что было положено вдовой Павла I, императрицей Марией Феодоровной, и что ею было завещано открыть ларец и вынуть в нем хранящееся только тогда, когда исполнится сто лет со дня кончины Императора Павла I и притом только тому, кто в тот год будет занимать царский престол России. Павел Петрович скончался в ночь с 11-го на 12-е марта 1801-го года. Государю Николаю Александровичу и выпал, таким образом, жребий вскрыть таинственный ларец и узнать, что в нем столь тщательно и таинственно охранялось от всяких, не исключая и царственных взоров.

Государь Император вскрыл ларец и несколько раз прочитал сказание Авеля Вещего о судьбе своей и России. Он уже знал свою терновую судьбу, знал, что недаром родился в день Иова Многострадального. Знал, как много придется ему вынести на своих державных плечах, знал про близ грядущие кровавые войны, смуту и великие потрясения Государства Российского. Его сердце чуяло и тот проклятый черный год, когда он будет обманут, предан и оставлен всеми. » 5

Сцена 4
Авторский текст: Январь 1788 года, Гатчинский дворец наследника престола Павла Петровича.
Кабинет Павла. Павел за столом, пишет. Входит Мария Федоровна.
Павел: Как ваше здоровье, друг мой?
Мария Федоровна: (говорит с сильным акцентом) Благодарю, слава Богу. Вы что писать?
Павел: Как дети? Я? Да так, решил перед походом написать… (собирается убрать бумаги в стол).
Мария Федоровна: (подходит к столу). Дети? Они всегда шалить. Вы что писал? Позволь я смотрю.
Павел: Да это… Это пока не закончено…
Мария Федоровна: Я только смотреть хочу. (забирает из рук Павла листки, читает заголовок) Что это, «Наказ»? Кого наказать…?
Павел: Это наказ детям нашим на будущее…
Мария Федоровна: Зачем будущее? Их надо наказ каждый день. Они каждый день шалить (пытается читать).
Павел: Это об управлении… О государственном устройстве…
Мария Федоровна: (читает, с трудом разбирая слова) «Предмет каждаго общества — блаженство каждаго и всех. Общество не может существовать, если воля каждаго. ». Ничего не понимаю, что есть «блаженство каждаго»?!
Павел забирает у нее листок, читает с горячностью и чувством.
Павел: «. Общество не может существовать, если воля каждаго не будет направлена к общей цели. Для того правительство, правительства разнаго рода. Лучшее то, которое ближайшим способом преимущественно достигает до своего предмета. Из того разныя рода правления рождаются. Чем больше земля, тем способы исполнения труднее, следственно первое попечение должно быть — облегчать их. Самое простое облегчение сего рода — препоручение исполнения одному, но связано с неудобствами человечества…»
Мария Федоровна (сидя поглаживает живот): Мое облегчение от родов случится, даст Бог, в мае …
Перебирает листы на столе, берет один и читает.
Мария Федоровна: «Отъезжая в Армию, на случай тот, что там Всемогущему Богу угодно будет век мой прекратить, …. О распоряжении моего движимаго и недвижимаго имения, теперь в моем действительном владении находящагося…». Прочти вот здесь!
Павел принимает у нее лист и читает.
Павел: «… владении находящагося следующую последнюю волю мою начертать, прося Ея Императорское Величество Государыню Мать мою, чтоб последим знаком Ея любви и благоволения ко мне оную бы Жене, коей точно и непременно исполнить позволила».
Мария Федоровна вначале рассеянно, затем внимательно слушает.
Мария Федоровна: Так, так… Исполнить, так. Дальше прочти!
Павел: «Первое: Гатчину со дворцом и находящимся в нем садом и протчими принадлежностями и селениями Гатчинскую волость саму по себе составляющими, отдаю я жене моей.
Второе: Каменной Остров, со дворцом и находящимся в нем, отдаю старшему Моему Сыну, на том же точно основании как сам оным владел; Арсенал во дворце онаго находящейся Ему же.
Третье: Прочии волости Гатчинскаго ведомства отдаю Сыну Моему Константину…»
Мария Федоровна: (кивая головой) А мне еще есть что?
Павел: (берет другой лист): «Все мои картины и статуи, в Зимнем дворце в Санет-Петербурге находящияся, отдаю Жене моей» (берет другой лист, Мария федоровна нетерпеливо смотрит на него).
«Павловскую больницу, что в Москве, препоручаю Жене моей, а Каменноостровский дом инвалидов Сыну моему Александру».
Мария Федоровна: И это все!?
Павел: ( переворачивая листы) «Гардероб мой из платья зделаннаго, также белье и кружева мои и обувь, разделить на три ровныя части по жеребью между моими тремя камердинарами: Петром Жванцовым, Михайлом Бендерским и Васильем Кутайсовым; а все куски разных парчей и материй моего гардероба отдаю камердинеру моему Ивану Кутайсову»…
Мария Федоровна удивленно смотрит на него.
Павел: ( переворачивая листы) «Весь мой экипаж, т. е. городовыя и дорожныя кареты со всеми цуковыми лошадьми и приборами отдаю Жене моей. Тестю Моему отдаю все мои турецкие палатки, а теще — столовый синий фарфоровой сервиз, который при Каменноостровском дворце».
Мария Федоровна передает ему листы, Павел просмотривает.
Павел: (переворачивая листы) «Палатки и воинские уборы, что со мною в походе, отдаю князю Репнину с исключением моей собственной палатки, которую на память оставляю жене моей».
Мария Федоровна (встает, она выглядит расстроенной и уставшей, руками поддерживает живот) И это все? Иду распоряжусь собрать тебе в поход палатку…
Павел продолжает рыться в бумагах.

На сцене жена Павла — Мария Федоровна (ей 28 лет, она беременна) с детьми:
за руку держит дочь Александру 4-х лет, няня с 3-х летней Еленой, кормилица катит коляску с 2-х летней Марией.
С другой стороны сцены выбегают сыновья Павла и Марии Фёдоровны: Александр 10-ти лет, Константин 8-ми лет, за ними – их бонна. Мальчики бросаются к своей матери.
Мария Федоровна (обнимая и целуя их): О майн либен! Александр, Константин!
Слышатся голоса и смех. Входит Екатерина Вторая(ей 58 лет), с ней — Платон Зубов (ему 20 лет), фрейлины её двора. Екатерина подходит к Марии Федоровне.
Екатерина: Ох, и здоров`а ты, матушка, детей рожать!
Мария Федоровна: (делает реверанс, говорит с сильным немецким акцентом): Благодарю вас, ваше императорское величество…
Екатерина, улыбаясь, подходит к внучкам, гладит старших девочек по головкам, дает Александре и Елене по конфете, те делают книксен. Екатерина заглядывает в коляску Марии.
Екатерина: Внучка Александра, как подросла! А,Елена! А вот и Мария. Фу ты, какая крошка!
Обращается к Марии Федоровне, указывая на мальчиков: Сыновья твои, как видишь, здоровы и примерно ведут себя.
Мария Федоровна: Благодарю, Ваше императорское величество…
Константин подкрадывается к Александре, отнимает у нее конфету, та хнычет и жмется к матери.
Мария Федоровна: О, Константин!
Екатерина грозит Константину, дает Александре и Елене еще по конфете.
Входит Павел. Александр и Константин подбегают к Павлу, торопливо целуют ему руку, отбегают играть. Павел подходит к Екатерине, целует ей руку.
Павел смотрит на Зубова. Зубов перешептывается с фрейлинами, они смеются. Екатерина оглядывается на Зубова, тот отходит от фрейлин.
Екатерина: Здоров ли ты, Павел?
Павел: Здоров, матушка.
Екатерина: Да, вот что хочу сказать тебе, друг мой…
Александр и Константин кидаются снежками в Зубова.
Екатерина оглядывается на Зубова, смеется. Фрейлины подходят к Марии Федоровне и девочкам. Бонна пытается унять мальчиков.
Екатерина делает Павлу знак следовать за ней, садится на скамейку, Павел почтительно стоит рядом. Зубов разговаривает с фрейлинами, они смеются.
Дети продолжают играть в снежки.
Екатерина: Вот что хочу сказать тебе, Павел…
Екатерина делает знак Павлу сесть напротив. Павел неловко садится.
Екатерина: Слышал ли ты, Павел, что король Густав, собирается напакостить нам в Финляндии.
Павел кивает, хочет что-то сказать, Екатерина раздраженно останавливает его.
Екатерина: Я уже распорядилась. Фельдмаршал Мусин-Пушкин вскоре отравится к армии. А ты, Павел, как адмирал флота…
Оглядывается на Зубова, тот перешептывается с фрейлинами.
Екатерина: А ты как адмирал… Впрочем пока войны на море нет, поезжай ка ты тоже к армии. Я Мусину отпишу, чтобы тебя к воинскому делу (оглядывается на Зубова)… Чтобы ты в баталиях, кои могут быть со шведами, участвовал …, и как адмирал… Впрочем, там видно будет.
Екатерина встает, Павел хочет продолжить с ней разговор.
Павел: Я, матушка… Я и сам, матушка, хотел Вас просить…
Екатерина говорит на ходу, обращаясь к Павлу:
Екатерина: Да, и дела свои перед отьездом приведи в порядок. На войне всякое может случиться. Не забывай – дети у тебя, да и жена здоров`а рожать.
Екатерина отходит, Зубов поспешно идет ей навстречу. Екатерина ревниво смотрит на фрейлин, шутливо бьет Зубова перчаткой по плечу. Он наклоняется к ней, шепчет на ухо. Косится на Павла, слышны его реплики.
Зубов: Наш адмирал в поход собрался…
Екатерина смеется, Павел с ненавистью смотрит на Зубова. Затем возвращается к жене и детям. Александр и Константин прощаются с родителями, бонна уводит их. Мария Федоровна машет мальчикам рукой. Екатерина уходит с Зубовым, фрейлины следуют за ними. Мария Федоровна делает реверанс. Павел слегка склоняет голову.

Павел: «Если же родится у меня четвертая дочь, тогда предписываю, чтоб все брилиантовыя вещи мои были разделены на четыре ровныя части, и, по жеребью, между моими четырьмя дочерми; а тогда Гатчинские волости в дележ нейдут, и остаются одному Сыну моему Константину».
Павел заканчивает писать, смотрит на детские портреты, уходит.

Сцена 2
Авторский текст: Январь 1788 года, Гатчинский дворец наследника престола Павла Петровича.
Кабинет Павла. На стене – планы Михайловского дворца, карта Балтийского моря и прибрежных стран, пять детских портретов. Павел смотрит на карту, ходит перед ней, что-то помечает на бумаге. Затем садится за стол, начинает писать.
Павел: «Любезная Жена моя! Отъезжая в поход, необходимым нашел, по долгу закона и обязательствам звания своего, равномерно и союза нашего, оставить тебе сие письмо, как той особе, которая всю мою доверенность преимущественно имеешь, как по положению своему, так и качествам души и разума, мне столь известным и драгоценным. Призываю благословение Божие на тебя и на себя, оставляю здесь детей своих под очами любезнейшей матери своей и твоими, с полным удостоверением, о их сохранении и безопасности….».
Павел продолжает писать.

Входят великие князья — Александр (ему 22 года) и Константин (ему 21 год), им навстречу — сестры Четвертинские – Жаннета (23 года), Мария (21 год). За великими князьями в отдалении — молодой Чарторыйский (ему 30 лет) и жена Александра — великая княгиня Елизавета Алексеевна(21 год). Александр быстро подходит к Марии Четвертинской, целует ей руку. Оглядывается на Елизавету и отступает.
Пожилой Чарторыйский в другом углу сцены собирает бумаги и с секретарем уходят.
Константин: Спросите лучше князя Адама (говорит развязно). Ему лучше знать, ведь батюшка считает его якобинцем. (Все смеются) Адам, что ты скажешь? Могут к нам из Варшавы занести такую же холеру, как сейчас в Париже?
Чарторыйский: При мудром правлении государя императора Павла Петровича в Россию из Варшавы могут занести только парижские моды.
Все смеются.
Александр: (делает вид, что говорит тихо) Тише, Адам! Ведь государь запретил круглые шляпы и фраки.
Чарторыйский: Я говорю о женской моде.
Делает жест в сторону сестер Четвертинских. Сестры крутятся перед Александром и Константином. Мария шепчет что-то на ухо Александру.
Мария громко: Мое платье прямо из Парижа (кокетничает).
Александр: (грустно) Мне сегодня надлежит быть на вечернем разводе Преображенского полка, а затем — на рапорте у государя.
Константин: (смеясь) Александр, не все коту маслице, не только мне получать от батюшки.
Константин подходит к Жанетте Четвертинской, шепчется с ней.
Александр: Надо бы нам развеяться перед головомойкой. (Смотрит на Марию, она на него). Адам, поручаю тебе на сегодняшний вечер составить общество великой княгини.
Обращаясь к Елизавете: Друг мой, надеюсь вы не будете скучать в обществе князя Адама?
Чарторыйский: Рад служить вашему высочеству (целует руку Елизавете).
Елизавета: (обращаясь к Александру, говорит с немецким акцентом) Надеюсь вы не долго будешь занят? (оглядывается на Марию).
Александр: Я, право…. (мнется, Константин перебивает его).
Константин: (со смехом) Он этого сказать не может! Кто же знает, какое настроение у государя будет сегодня вечером? Да и не только вечером… (оглядывается на Марию).
Александр пожимает плечами, целует руку Елизавете. Елизавета отходит к Чарторыйскому.
Мария: (обращается к Александру и Константину, своей сестре) Мы с Жанеттой сегодня хотим веселиться!
Жаннета: (стоя лицом к Константину): Да! Давайте! Давайте веселиться…
Константин: (смотрит ей за спину, видит кого-то, с раздражением): Фу, чёрт, сейчас нам будет весело!
Жаннета: И мне сегодня так хорошо, так весело…
Входит граф Пален. Сестры Четвертинские, увидя Палена, поспешно отходят в сторону, Александр делает попытку уйти, Константин удерживает его. Пален снимает форменную треуголку, легким наклоном головы приветствует великих князей.
Пален: (Александру) Ваше высочество! (Константину) Ваше высочество! (говорит подчеркнуто сухо).
Александр: (рассеяно) Как в городе, граф Пален? Все ли…
Пален: (не дает ему договорить) В столице все благополучно, ваше высочество.
Александр: А его императорское…
Пален: Государь император здоров… И в хорошем расположении…
Константин: Кто же знает, в каком …
Пален: (не давая Константину договорить) Я знаю! Я только от него.
Александр и Константин мнутся, не зная что сказать, сестры Четвертинские делают им знаки, Чарторыйский и Елизавета стоят в стороне, смотрят в сторону братьев.
Пален оглядывается на Елизавету и Чарторыйского, на сестер Четвертинских. Адам, делая почтительный поклон, уводит Елизаваету, сестры Четвертинские поспешно отходят в сторону. Пален подходит к Александру, бесцеремонно берет его под локоть.
Пален: Позвольте на пару слов, ваше высочество.
Александр упираается, оглядывается на Константина, тот демонстративно отходит.
Пален: Я прошу вас, ваше высочество, принять одного…
Александр: (торопливо) Сегодня я должен быть на рапорте у государя и…
Пален: Я освободил вас на сегодня…
Александр: Но государь …
Пален: Государь велел мне вам передать, что на сегодня вы свободны.
Александр: Но тогда… (оглядывается в сторону сестер Четвертинских)
Пален: И посему прошу вас принять его…
Александр: (рассеяно) Кого же? Так может на неделе как-нибудь…
Пален: Принять графа Панина. Сегодня!
Александр вздрагивает, Константин прислушивается к их разговору.
Александр: Как, Панин еще в столице?! Но ведь государем он выслан…
Пален: (перебивая, твердо) Граф завтра должен покинуть Санкт-Петербург. И хочет перед отъездом видеть ваше высочество.
Александр: (безвольно, с обреченностью в голосе) Ну хорошо. А где же.
Пален: В бане, что при дворце.
Александр удивленно смотрит на Палена. Тот кивает, потверждая сказанное.
Александр: Ну если ему там удобно… Передайте Никите Панину, что я приду с …
Смотрит в сторону Клнстантина, тот делает вид, что ничего не слышит.
Пален: (твердо) Нет, только вы, ваше высочество, один!
Александр: (обреченно) Ну хорошо, я буду. Поближе к полночи.
Пален небрежно кляняется, одевает головной убор и твердым шагом уходит.
Александр некоторое время остается неподвижен. Константин подходит к нему и уводит.
Константин: Ну вот и повеселились!
Константин и Александр уходят, за ними — сестры Четвертинские.

Еще почитать --->  Оплата Больничного Листа За Счет Фсс По Беременности И Родам В 2021 Году

Протоиерей Сергий Булгаков (зима 1941-1942 гг.): «Еврействово в самом своем низшем вырождении, хищничестве, властолюбии, самомнении и всяческом само утверждении через посредство большевизма совершило если — в сравнении с та тарским игом — и непродолжительное хронологически (хотя четверть века не есть и краткий срок для такого мучительства), то значительнейшее в своих последствиях насилие над Россией и особенно над Св. Русью» которое было попыткой ее духовного и физического удушения. По сему объективному смыслу эта была попытка духовно го убийства России» которая» по милости оказалась все-таки с негодными средствами, Господь помиловал и спас нашу родину от духовной смерти. Сатана, который входил поочередно то в души ближайших ко Христу апостолов, Иуды» Петра, то вождей иудейства и в лице их в душу всего отпавшего еврейского наро да, ныне еще раз пытается умертвить удел Христа на земле — СвРусь Он ищет и находит для себя орудие в большевицко-иудейской власти и в ее безумном дерзно вении раскрестить нашу родину духовно» — Сост.

Запечатлей же, преподобный отец, реченное тобою, изложи все письменно, я же вложу предсказание твое в нарочитый ларец, положу мою печать, и до праправнука моего писание твое будет нерушимо храниться здесь, в кабинете Гатчинского дворца моего. Иди, Авель, и молись неустанно в келии своей о мне, Роде моем и счастье нашей Державы.

Москва, наконец, была взята Наполеоном, и в сентябре 1812 года Александр I вспомнил об Авеле и приказал князю А.Н. Голицыну написать в Соловки приказ освободить Авеля. В приказе было написано: «Ежели жив, здоров, то ехал бы к нам в Петербург; мы желаем его видеть и нечто с ним поговорить». Письмо пришло в Соловки 1 октября, но соловецкий архимандрит, боясь, что Авель расскажет Царю о его (архимандрита) «пакостных действиях», отписал, что Авель болен, хотя тот был здоров. Только в 1813 году Авель мог явиться из Соловков к Голицыну, который «рад бысть ему до зела» и начал его «вопрошати о судьбах Божиих». И сказывал ему Авель «вся от начала веков и до конца».

Петр Николаевич Шабельский-Борк (1896-1952)(3) в начале 1930-х издал под псевдонимом Кирибеевич «историческое сказание» «Вещий инок»: «В зале был разлит мягкий свет. В лучах догоравшего заката, казалось, оживали библейские мотивы на расшитых золотом и серебром гобеленах. Великолепный паркет Гваренги блестел своими изящными линиями. Вокруг царили тишина и торжественность.

О монахе Авеле у меня записано из других источников следующее: Монах Авель жил во второй половине XVIII века и в первой XIX. О нем в исторических материалах сохранилось свидетельство как о прозорливце, предсказавшем крупные государственные события своего времени. Между прочим, он за десять лет до нашествия французов предсказал занятие ими Москвы. За это предсказание и за многие другие монах Авель поплатился тюремным заключением. За всю свою долгую жизнь, — он жил более 80 лет, -Авель просидел за предсказания в тюрьме 21 год. Во дни Александра I он в Соловецкой тюрьме просидел более 10 лет. Его знали: Екатерина II, Павел I, Александр I и Николай I. Они то заключали его в тюрьму за предсказания, то вновь освобождали, желая узнать будущее. Авель имел многих почитателей между современной ему знатью. Между прочим, он находился в переписке с Параскевой Андреевной Потемкиной. На одно ее письмо с просьбой открыть ей будущее Авель ответил так: «Сказано, ежели монах Авель станет пророчествовать вслух людям, или кому писать на хартиях, то брать тех людей под секрет и самого Авеля и держать их в тюрьмах или в острогах под крепкою стражею. » Я согласился, пишет далее Авель, -ныне лучше ничего не знать, да быть на воле, а нежели знать, да быть в тюрьмах и под неволею». Но недолго Авель хранил воздержание и что-то напророчил в царствование Николая Павловича, который, как видно из указа Св. Синода от 27 августа 1826 года, приказал изловить Авеля и заточить «для смирения» в Суздальский Спасо-Евфимиевский монастырь. В этом монастыре, полагать надо, и кончил свою жизнь прозорливец.

В итоге, как рассказала нам Анна Сидорова, пришлось изучать весь массив документов, так или иначе связанных с эпохой Павла I и содержащих в названии его имя. Наконец в огромном фонде № 1463 «Коллекция отдельных документов личного происхождения» было обнаружено дело, озаглавленное как «Завещание цесаревича Павла Петровича и цесаревны Марии Федоровны, составленное в связи с отъездом наследника на войну со Швецией». Оказалось, что это и был оригинал Акта о престолонаследии, много лет пролежавший в серебряном ларце на престоле Успенского собора Кремля!

Постепенно в архиве удалось найти и почти все бумаги XIX века, которые когда-то хранились в серебряном ларце на престоле Успенского собора. Они попали в личные фонды императоров Александра I, Николая I и Александра II. Не было лишь одного, самого важного – подлинного Акта о престолонаследии, составленного Павлом.

Разыскать его оказалось сложнее, поскольку фонд Павла I в ГА РФ не был сформирован. Трудность заключалась также в том, что существовало несколько вариантов названия документа. Достаточно сказать, что в Полном собрании законов Российской империи, изданном в эпоху Николая I, он приводится как «Акт, положенный на престол Успенского собора Московского Кремля и определенный для хранения на нем…». А более короткое наименование – «Акт о престолонаследии» – документ получил, судя по всему, для простоты употребления термина. Между тем никаких материалов с подобными названиями в архиве не значилось!

Но почему же документ когда-то назвали завещанием? Ведь именно из-за этого Акт о престолонаследии так долго не могли разыскать. Анна Сидорова установила, что в 1788 году цесаревич и великий князь Павел Петрович, готовясь к отъезду на войну со Швецией, оставил ряд завещаний на случай своей смерти. Среди них и распоряжение о порядке наследования трона – будущий Акт о престолонаследии. Основательность, с которой составлены эти документы, позволяют предположить, что их содержание продумывалось заранее.

Спустя три года ларец вновь вскрыли. Александр I приказал поместить туда запечатанный конверт, на котором его собственной рукой было написано: «Хранить в Успенском соборе вместе с Актами о наследовании престола, а в случае моей кончины, прежде всякого другого действия, раскрыть московскому епархиальному архиерею и военному генерал-губернатору в самом соборе».

Что было написано в завещании павла 1

В утро 12 марта 1901 года и Государь и Государыня были очень оживленны и веселы, собираясь из Царскосельского Александровского дворца ехать в Гатчину вскрывать вековую тайну. К этой поездке они готовились как к праздничной интересной прогулке, обещавшей им доставить незаурядное развлечение. Поехали они веселы, но возвратились задумчивые и печальные, и о том, что обрели они в этом ларце, никому ничего не сказали. После этой поездки Государь стал поминать о 1918 годе как о роковом годе и для него лично, и для Династии».

Под предводительством графа Палена в ночь на 12 марта 1801 года заговорщики ворвались в Михайловский замок, добрались до императорских покоев и выдвинули требование оставить престол. Услышав от Павла отказ отречься от престола, заговорщики убили самодержца.

А после него Великая Дама придет, золотистые волосы у нее будут, а за собой она три колесницы поведет. А вот на юге черного арапского царства сильный вождь придет, что молнии ужасные бросать будет и многие страны в пепел обратятся. Долгой война будет, 15 лет будет длиться, много бед принесет, война между крестом и полумесяцем, мавры в ней тоже воевать будут. Карфаген вновь разрушат, но после воскресят его, а князь нового Карфагена станет третьим столпом, объединившихся армий полумесяца. Война тремя волнами протекать будет, что двигаться будет туда и обратно.

Поэтому крайне маловероятно (можно сказать, вообще невероятно), чтобы посещение 11 или 12 марта не нашло бы отражения в камер-фурьерском журнале и дневнике или хотя бы в одном из этих источников. Следовательно, сведения, приводимые С.А. Нилусом со слов М.Ф. Герингер, ошибочны. Что же касается П.Н. Шабельского-Борк, к его «историческим сказаниям» не следует относиться как к серьезной исторической литературе, поскольку этот автор с неимоверной легкостью обращается с историческим материалом и дает полный простор своей фантазии, с чем нам уже приходилось сталкиваться14.

М.Ф. Герингер, урожд. Аделунг, обер-камерфрау Императрицы Александры Феодоровны: «В Гатчинском дворце, постоянном местопребывании Императора Павла I, когда он был Наследником, в анфиладе зал была одна небольшая зала, и в ней посередине на пьедестале стоял довольно большой узорчатый ларец с затейливыми украшениями. Ларец был заперт на ключ и опечатан. Вокруг ларца на четырех столбиках, на кольцах, был протянут толстый красный шелковый шнур, преграждавший к нему доступ зрителю. Было известно, что в этом ларце хранится нечто, что было положено вдовой Павла I, Императрицей Марией Феодоровной, и что ею было завещано открыть ларец и вынуть в нем хранящееся только тогда, когда исполнится сто лет со дня кончины Императора Павла I, и притом только тому, кто в тот год будет занимать Царский Престол в России. Павел Петрович скончался в ночь с 11 на 12 марта 1801 года. Государю Николаю Александровичу и выпал, таким образом, жребий вскрыть таинственный ларец и узнать, что в нем столь тщательно и таинственно охранялось от всяких, не исключая и царственных взоров.

Завещание павла 1 потомкам 2021 год

На сцене жена Павла — Мария Федоровна (ей 28 лет, она беременна) с детьми:
за руку держит дочь Александру 4-х лет, няня с 3-х летней Еленой, кормилица катит коляску с 2-х летней Марией.
С другой стороны сцены выбегают сыновья Павла и Марии Фёдоровны: Александр 10-ти лет, Константин 8-ми лет, за ними – их бонна. Мальчики бросаются к своей матери.
Мария Федоровна (обнимая и целуя их): О майн либен! Александр, Константин!
Слышатся голоса и смех. Входит Екатерина Вторая(ей 58 лет), с ней — Платон Зубов (ему 20 лет), фрейлины её двора. Екатерина подходит к Марии Федоровне.
Екатерина: Ох, и здоров`а ты, матушка, детей рожать!
Мария Федоровна: (делает реверанс, говорит с сильным немецким акцентом): Благодарю вас, ваше императорское величество…
Екатерина, улыбаясь, подходит к внучкам, гладит старших девочек по головкам, дает Александре и Елене по конфете, те делают книксен. Екатерина заглядывает в коляску Марии.
Екатерина: Внучка Алескандра, как подросла! Елена, а вот и Мария. Фу ты, какая крошка!
Обращается к Марии Федоровне, указывая на мальчиков: Сыновья твои, как видишь, здоровы и примерно ведут себя.
Мария Федоровна: Благодарю, Ваше императорское величество…
Константин подкрадывается к Александре, отнимает у нее конфету, та хнычет и жмется к матери.
Мария Федоровна: О, Константин!
Екатерина грозит Константину, дает Александре и Елене еще по конфете.
Входит Павел. Александр и Константин подбегают к Павлу, торопливо целуют ему руку, отбегают играть. Павел подходит к Екатерине, целует ей руку.
Павел смотрит на Зубова. Зубов перешептывается с фрейлинами, они смеются. Екатерина оглядывается на Зубова, тот отходит от фрейлин.
Екатерина: Здоров ли ты, Павел?
Павел: Здоров, матушка.
Екатерина: Да, вот что хочу сказать тебе, друг мой…
Александр и Константин кидаются снежками в Зубова.
Екатерина оглядывается на Зубова, смеется. Фрейлины подходят к Марии Федоровне и девочкам. Бонна пытается унять мальчиков.
Екатерина делает Павлу знак следовать за ней, садится на скамейку, Павел почтительно стоит рядом. Зубов разговаривает с фрейлинами, они смеются.
Дети продолжают играть в снежки.
Екатерина: Вот что хочу сказать тебе, Павел…
Екатерина делает знак Павлу сесть напротив. Павел неловко садится.
Екатерина: Слышал ли ты, Павел, что король Густав, собирается напакостить нам в Финляндии.
Павел кивает, хочет что-то сказать, Екатерина раздраженно останавливает его.
Екатерина: Я уже распорядилась. Фельдмаршал Мусин-Пушкин вскоре отравится к армии. А ты, Павел, как адмирал флота…
Оглядывается на Зубова, тот перешептывается с фрейлинами.
Екатерина: А ты как адмирал… Впрочем пока войны на море нет, поезжай ка ты тоже к армии. Я Мусину отпишу, чтобы тебя к воинскому делу (оглядывается на Зубова)… Чтобы ты в баталиях, кои могут быть со шведами, участвовал …, и как адмирал… Впрочем, там видно будет.
Екатерина встает, Павел хочет продолжить с ней разговор.
Павел: Я, матушка… Я и сам, матушка, хотел Вас просить…
Екатерина на ходу, обращаясь к Павлу:
Екатерина: Да, и дела свои перед отьездом приведи в порядок. На войне всякое может случиться. Не забывай – дети у тебя, да и жена здоров`а рожать.
Екатерина отходит, Зубов поспешно идет ей навстречу. Екатерина ревниво смотрит на фрейлин, шутливо бьет Зубова веером по плечу. Он наклоняется к ней, шепчет на ухо. Косится на Павла, слышны его реплики.
Зубов: Наш адмирал в поход собрался…
Екатерина смеется, Павел с ненавистью смотрит на Зубова. Затем возвращается к жене и детям. Александр и Константин прощаются с родителями, бонна уводит их. Мария Федоровна машет мальчикам рукой. Екатерина уходит с Зубовым, фрейлины следуют за ними. Мария Федоровна делает реверанс. Павел слегка склоняет голову.

Еще почитать --->  Срок выплаты материнского капитала при покупке квартиры в 2021 году

Умилительна была панихида. Петропавловский собор был полон молящихся. Не только сверкало здесь шитье мундиров, присутствовали не только сановные лица. Тут были во множестве и мужицкие сермяги, и простые платки, а гробница Императора Павла Петровича была вся в свечах и живых цветах. Эти свечи, эти цветы были от верующих в чудесную помощь и предстательство почившего Царя за потомков своих и весь народ русский. Воочию сбылось предсказание вещего Авеля, что народ будет особо чтить память Царя-Мученика и притекать будет к Гробнице Его, прося заступничества, прося о смягчении сердец неправедных и жестоких.

Зал во дворцовой бане. Слуга прибирает кресла и кушетки. Входит Пален.
Слуга: (кланясь) Все как приказала ваша светлость – никого, только как вы велели две…
Пален: (перебивая его) Как войдут они, ты удались и не пускай пока своих двух… И чтобы никого!
Слуга: Все исполню, как велит ваша светлость.
Слышаться голоса Александра и Панина. Пален поспешно выдит.
Слуга: (низко кланясь): Прошу сюда, ваше высочество, ваша светлость. Вам здесь будет удобно.
Входят Никита Панин и Александр.
Панин: Иди, любезный, мы сами как-нибудь.
Александр нехотя идет за Паниным, они садятся. Слуга наливает им вина, поспешно уходит.
Панин: (продолжая начатый разговор, с усмешкой): Что говорит сармат вашего высочества, князь Чарторыйский?
Александр: Князь Адам одних из тех людей…
Панин: Он по-прежнему жалуется на печальную судьбу Польши и проповедует французские идеи…?
Александр: Адам говорит, что при батюшке русские чиновники допускают меньше злоупотреблений, стали менее заносчивы, даже в польских провинциях.
Панин (не дослушав): Быть может и так, но вот что хотел я верноподанейше донести вашему высочеству… Здоровье государя императора, батюшки вашего…
Александр боязливо оглядывается, Панин понижает голос, но говорит твердо и надменно, растягивая слова.
Панин: Здоровье и настроение государя, батюшки вашего, не отличается постоянством. А впрочем ваше высочетство достаточно видели картин, подобных страшному суду…
Александр: Я не хотел бы, князь, обсуждать…
Панин (не слушая Александра): При этом многие достойные люди понапрасну удалены из сфер правления, в коих они показали себя верными слугами его величества …
Александр: Я это все прекрасно вижу, но не могу…
Панин: Так вот, что я считаю долгом своим, да и не только я…
Снимат с себя камзол. Александр нехотя начинает раздеваться.
Панин: Считаю долгом своим донести, что те перемены с батюшкой вашим, случившиеся в последнее время, кои заметны многим при дворе…
Александр: Но это только перемены настроения…
Панин: … Которые ведут к пагубному разрыву с людьми, верными доселе трону…
Александр: Но батюшка бывает часто великодушен и прощает…
Панин (резко): Да, но не все могут надеяться на прощение! (Александр молчит). А многие отправлены в такие места….
Александр: Но некоторые заслуженно…
Панин монотонно продолжает.
Панин: Так вот я считаю своим долгом донести вашему высочество, что если…, если вы не решитесь на ответсвенный поступок, то другие на него решаться и тогда…
Алексаедр: Что тогда!? Я сам не в праве…
Панин: Если вы решитесь, то сами вправе будете выбрать, то состояние, в котором будет находится ваш батюшка после того как вы займете … Если же вы не решитесь, то матушка ваша может стать регентом…
Александр: (вздрагивая) Матушка? Разве она хочет править при живом батюшке!?
Панин (раздраженно): Ну это только мне сейчас на ум пришло. Фантазия не более… Увы, не каждый в наше время может фантазировать… (продолжает раздеваться).
Александр: Но я… Но если… Может быть тогда позволить батюшке жить семейным кругом…
Панин (пытается снять сапоги): Да, да… Семейным кругом… Это было бы неплохо… Человек!
Входит слуга.
Слуга: Что прикажет ваша светлость?
Панин показывает ему на сапоги, слуга начинает их снимать.
Александр (не обращая внимания на слугу): Может быть позволить ему жить в его новом замке, гулять по саду, писать записки о политике…
Панин оглядываятся на Александра, жестом приказывая слуге удалиться, тот задерживается, потом уходит.
Панин (насмешливо): Да, записки – это было бы неплохо!
Александр: Но я сейчас не готов вам ничего определенно…
Панин (раздраженно): Когда изволит ваше высочество определиться?
Александр: Нет, я не могу вам ничего сейчас сказать наверное…
Панин (с вызовом): Когда же!?
Александр (задумчиво): Ну может быть в декабре, нет в марте… (встряхивает головой). Я хочу князь, чтобы вы и остальные знали, что я остаюсь верным слугой государя и не намерен …
Панин (перебивая): Пусть так… Но нам пора уже в мыльню. Человек!
Входит слуга.
Панин: Пора уже и в мыльню, веди своих…
Слуга уходит.
Панин (Александру, твердо): Так значит в марте?!
Александр (рассеяно): Быть может… Но я пока не намерен…
Слуга выводит двух укутанных в простыни девиц. Они, стоя спиной к залу, распахивают простыни. Панин жестом предлагает Александру выбрать.
Александр в растерянности, пожимает плечами. Панин указывает на одну из девиц, другая идет к Александру. Панин с девицей уходит в одну дверь, Александр со своей – в другую.
Слуга собирает вещи, передает их девицам, за дверями слышится женский смех.
Входит Пален.
Слуга: Я все сделал как велела ваша светлость. И я ни-ни, я никому…
Панин: Ты, любезный, прибери все здесь. На, получи.
Вытаскивает две золотые монеты, протягивает слуге, но отдает одну, вторую крутит в руках.
Слуга: Покорнейше благодарю вашу светлость, я ни-ни, я никому…
Слуга уходит. Входят два подручных Палена. Пален кивает головой вслед ушедшему слуге. Подручные выходят вслед за слугой. Слышны звуки борьбы, короткое «ах», звук упавшего тела. Пален прислушивается, крутя в руках монету.
Пален (задумчиво): Так значит в марте… А ведь даже Юлий Цезарь не пережил мартовские иды.

Императору сразу полюбился этот весь овеянный смирением, постом и молитвою загадочный инок. О прозорливости его уже давно шла широкая молва. К его келии в Александро -Невской Лавре шел и простолюдин, и знатный вельможа, и никто не уходил от него без утешения и пророческого совета. Ведомо было Императору Павлу Петровичу и то, как Авель точно предрек день кончины его Августейшей Родительницы, ныне в Бозе почивающей Государыни Императрицы Екатерины Алексеевны. И вчерашнего дня, когда речь зашла о вещем Авеле, Его Величество повелеть соизволил завтра же нарочито доставить его в Гатчинский дворец, в коем имел пребывание Двор.

Сведения о монахе-провидце Авеле приводит С. А. Нилус, ссылаясь на рассказ отца Н. в Оптиной Пустыни 26 июня 1909 г.: «Во дни великой Екатерины в Соловецком монастыре жил-был монах высокой жизни. Звали его Авель. Был он прозорлив, а нравом отличался простейшим, и потому, что открывалось его духовному оку, то он и объявлял во всеуслышание, не заботясь о последствиях. Пришел час, и стал он пророчествовать: пройдет, мол, такое-то время, и помрет Царица, — и смертью даже указал какою. Как ни далеки Соловки были от Питера, а дошло все-таки вскорости Авелево слово до Тайной канцелярии. Запрос к настоятелю, а настоятель, недолго думая, Авеля — в сани и в Питер, а в Питере разговор короткий: взяли да и засадили пророка в крепость. Когда исполнилось в точности Авелево пророчество и узнал о нем новый Государь, Павел Петрович, то, вскоре по восшествии своем на Престол, повелел представить Авеля пред свои царские очи. Вывели Авеля из крепости и повели к Царю.

Письмо Павла I Потомкам

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Начнем с 2008 года. Болгарская ясновидящая якобы предсказала, что в этом году возникнут предпосылки к началу Третьей мировой войны. Вот ее слова: «2008 год – покушение на четырех глав государств и конфликт на Индостане явятся одной из причин начала Третьей мировой войны».

В феврале 1990 года началась паника среди населения в Караганде. Вызвана она была слухом о сильнейшем землетрясении, якобы предсказанном болгарской ясновидящей. Некоторые жители в спешке стали снимать деньги со сберкнижек, покупать билеты на поезда и самолеты, и Ванге, чтобы остановить панику в городе, пришлось опровергнуть этот слух через прессу.

«11 марта. Воскресенье.
Присутствие Их Величеств в Александровском Царскосельском дворце.
По утру Государь Император прогуливался в саду.
? 11 часа утра в присутствии Их Величеств, великой княжны Ольги Александровны и сменившегося флигель-адъютанта великого князя Сергея Михайловича совершалась литургия в походной церкви, поставленной в угловой гостиной Александровского дворца.
По окончании богослужения Его Величество принимал принца Константина Петровича Ольденбургского.
В 12 час К завтраку Их Величеств в 12 ч. приглашались великий князь Сергей Михайлович, великая княжна Ольга Александровна, статс дама княгиня Голицина, фрейлина кн. Орбелиани, в. д. шталмейстера Жуковский, протопресвитер Янышев, дежурный флигель-адъютант гр. Шереметев6
В 4 часу Их Величества катались в экипажах и затем прогуливались в саду.
В 8 часов за обеденным столом и Их Величеств кушали Государь Наследник, великая княгиня Ольга Александровна, принц Петр Александрович, дежурный флигель-адъютант гр. Шереметев».

Ночью император не спал – составлял послание. Наутро лично положил бумагу в особый ларец, надписав: «Вскрыть Потомку Нашему в столетний день Моей кончины». И вот 100 лет прошло, и Николай II с императрицей Александрой Федоровной прочли послание предка. О чем оно их извещало – то осталось неведомым. Но вернулась императорская чета к придворным сильно взволнованная. Александра – бледна, Николай, напротив, красен, как вареный рак. Ни слова не говоря, монархи прошли мимо притихших придворных и удалились к себе. А вечером гатчинский истопник по секрету рассказал, что государь сжег в камине какие-то старинные бумаги.

«Столетие со дня кончины в Бозе почивающего Императора Павла I. Никаких распоряжений со стороны Высочайшего двора не было и повесток о панихиде не рассылалось.
При литургии присутствовали свитские дамы Ее Величества, проживающие в Царском Селе и дежурный флигель-адъютант»7.

А что Вы знаете о завещании Павла I

«Завещание Петра Великого» (фр. Le Testament de Pierre le Grand) — политически тенденциозная фальсификация, опубликованная на французском языке.
История документа
Пересказ фрагментов текста впервые появился в печати в начале 1812 года, перед нашествием Наполеона на Россию, в книге Лезюра «О возрастании русского могущества с самого его начала и до XIX столетия» . Полностью «Завещание» опубликовано только в 1836 году Ф. Гайярде. По легенде публикаторов 1836 года, оно найдено знаменитым французским авантюристом шевалье д’Эоном в секретных архивах Елизаветы Петровны в 1757 году.

Часто составление «Завещания» приписывают лично Наполеону I, который капитально переработал первоначальный текст, составленный польским эмигрантом Михаилом Сокольницким в 1797 году. Другая версия относит «Завещание» действительно к 1757 году и связывает его с личностью посланника Шетарди.

Поддерживать русский народ в состоянии непрерывной войны.
Изучать и использовать достижения Европы, приглашая её военачальников и учёных в Россию.
Вмешиваться во все германские споры.
Польша: разделить и со временем подчинить.
Провоцировать конфликт Дании со Швецией с целью подчинить последнюю.
Всем российским императорам жениться только на германских принцессах.
Англия: добиваться всемерного союза.
Продвигаться на север к Балтике и на юг к Черному морю.
Воевать против турок и персов, имея конечной целью овладение Константинополем и Левантом.
Австрия: открыто поддерживать союз, но втайне провоцировать против нее недоброжелательство, конечная цель — установить над ней протекторат России.
Вместе с Австрией теснить турок.
Провозгласить себя защитником православных в Речи Посполитой, Венгрии и Оттоманской империи с целью дальнейшего подчинения этих держав.
Организовать главенство в мире России, Франции и Австрии, постепенно преобразовав этот триумвират в полное господство России.
Если пункт 13-й будет отвергнут Францией и Австрией, покорить Европу военным путём.
Таким образом, «Завещание» предписывает преемникам Петра вести непрерывные военные действия, путём войн и дипломатических интриг подчинить себе всю Европу, разделить Польшу, нейтрализовать Турцию и завоевать Индию, добившись, таким образом, полной евразийской гегемонии. Часть «заветов» Петра к моменту появления фальсификации уже «осуществились» (например, династические союзы с немецкими государствами, активное привлечение культурного опыта Запада, расширение выхода к Чёрному морю и раздел Польши) ; это придавало большей убедительности остальным «планам» .

В глобальной геополитике два основных геополитических противника: Суша и Море-Океан. Причем под «Сушей» понимается ее евразийский «центр тяжести», «Сердце земли» — «Heartland» по-английски, — удивительным образом, совпадающий с границами Российской Империи и Советского Союза, до его «распада».

Один современный автор, назвал такую политику «разводкой лохов», уточнив при этом что лох — боевое подразделение в армии Александра Македонского, типа роты, составляющая четверть моры из тысячи бойцов. Таким образом, мора = 4 лоха.

Учитывая небольшое количество английских войск в Индии (плюс наличие в Индии французских колоний — БГ), союз с Персией, к заключению которого были приняты меры, и, наконец, помощь и сочувствие индусов, на которые рассчитывали, следует также признать, что и численность экспедиционного корпуса была вполне достаточной».

5. Способствовал перенесению в Россию рыцарями Мальтийского Ордена иконы Филермской Божьей Матери (чудотворная икона Божьей Матери «Одигитрия Филермская». Согласно преданию, написана евангелистом Лукой), десницы Иоанна Предтечи и части Животворящего Креста Господня.

  • — Ввел реальную дисциплинарную и уголовную ответственность офицеров за сохранение жизни и здоровья солдат. Регламентировал (то есть точно указал, за что, как и сколько) телесные наказания нижних чинов, особо отметив что «. оные допускать в крайних случаях, памятуя, что служат для исправления нерадивых солдат, а отнюдь не для их калечения«. Екатерина переписывалась с Вольтером на тему того, что править надо гуманно, соблюдая права человека, а тем временем в ее армии ширился и процветал настоящий беспредел, когда солдат били и калечили за что придется, по прихоти начальства.
  • — Ввел понятие «беспорочная служба» для нижних чинов. За беспорочную выслугу 20 лет нижние чины навсегда освобождались от телесных наказаний.
  • — Ввел впервые в Европе награждение нижних чинов знаками отличия орденов «св. Анны» и «донатом ордена св. Иоанна Иерусалимского». До «деспота и самодура» Павла никто не додумался до того, что и солдат тоже неплохо бы награждать.
  • — Приказал все вновь открывающиеся офицерские вакансии занимать только выпускниками военно-учебных заведений или опытными унтер-офицерами из дворян, сдавшими экзамены по знанию устава и ведению военных действий.
  • Запретил офицерам и генералам отпуска более одного месяца в году.
  • Ввел отпуска нижним чинам по 28 дней в году.
  • — Ввел для нижних чинов как предмет формы суконную шинель с рукавами для зимнего и холодного времени (до этого времени солдаты имели на все сезоны только мундир, под который они поддевали кто, что мог).
  • — Ввел для зимнего времени для часовых караульные овчинные шубы и валенки, причем в караульном помещении валенок должно быть столько, сколько требуется для того, чтобы каждая смена часовых надевала сухие валенки. Это правило караульной службы существует и сегодня.
  • — Учредил лазареты при каждом полку. Приказал, чтобы лекарями в полк допускались только лица, сдавшие лекарский экзамен в Медицинской коллегии. До этого многие лекари, бывшие по совместительству брадобреями и палачами, признавали один способ лечения — «пустить кровь», некоторые могли выковырять пулю спицей.
  • — Под страхом каторги запретил делать удержания из солдатской зарплаты и под страхом смерти невыдачу солдатского жалования.
  • — Ввел для отставленных от службы из-за увечий или прослуживших более 25 лет солдат пенсии с содержанием таких солдат в подвижных или гарнизонных инвалидных ротах.

Тем более невозможно было вести европейскую дипломатическую игру на рыцарских началах. Свою внешнюю политику Павел начинал как миротворец: он отменил и готовящееся вторжение во Францию‚ и поход в Персию‚ и очередные рейды Черноморского флота к турецким берегам‚ но отменить всеевропейский мировой пожар было не в его силах. Объявление в гамбургской газете‚ предлагавшее решить судьбы государств поединком их монархов с первыми министрами в качестве секундантов‚ вызвало всеобщее недоумение. Наполеон тогда открыто назвал Павла «русским Дон-Кихотом»‚ остальные главы правительств смолчали.

Еще почитать --->  Стоимость Пакета Социальных Услуг В 2021 Году

Русский язык и общенациональная культура‚ позволившие в свое время спасти культурную целостность России от раздробленности на княжества‚ тоже были не в почете при дворе. Оставалось государство‚ бесконечное укрепление которого было завещано Петром всем своим наследникам. Машина бюрократического аппарата‚ запущенная Петром‚ обладала такой мощностью‚ что в перспективе была способна сокрушить любые сословные привилегии и перегородки. К тому же она опиралась на единственный древний принцип‚ не нарушенный Петром и свято чтившийся большинством населения России‚ – принцип самодержавия (неограниченного суверенитета верховной власти). Но большинство преемников Петра были слишком слабы или нерешительны‚ чтобы использовать этот принцип во всей своей полноте. Они покорно следовали в фарватере дворянской сословной политики‚ ловко используя противоречия между придворными группами для того‚ чтобы хоть немного усилить свою власть. Екатерина довела это лавирование до совершенства. Конец XVIII столетия считается «золотым веком российского дворянства». Оно было сильным‚ как никогда‚ и спокойным в сознании своей силы. Но открытым оставался вопрос: кто в интересах страны рискнет нарушить это спокойствие?

Чиновничество также было в страхе. Взятки (при Екатерине дававшиеся открыто) искоренялись беспощадно. Особенно это касалось столичного аппарата, который сотрясали постоянные проверки. Неслыханное дело: служащие должны не опаздывать и весь рабочий день находиться на своем месте! Сам император вставал в 5 утра, слушал текущие доклады и новости, а потом вместе с наследниками отправлялся ревизовать столичные учреждения и гвардейские части. Сократилось количество губерний и уездов, а стало быть, и количество бюрократов, необходимых для заполнения соответствующих мест.

Предпринимались меры к улучшению быта белого духовенства: состоящим на штатном жаловании были увеличены оклады, а там, где не было установлено жалование, на прихожан возложили заботу по обработке священнических наделов, которую можно было заменить соответствующим хлебным взносом натурой или денежной суммой. В 1797 и 1799 годах штатные оклады из казны на духовное ведомство по годовым государственным сметам были увеличены вдвое против прежнего. Казенные дотации духовенству, таким образом, достигли почти одного миллиона рублей. Кроме того, в 1797 году были удвоены участки земли для архиерейских домов. Дополнительно (впервые со времен екатерининской секуляризации!) архиереям и монастырям были отведены мельницы, рыбные ловли и другие угодья. Впервые в истории России были узаконены меры для обеспечения вдов и сирот духовного сословия.

И все же кадровая политика императора была в высшей степени непредсказуемой. Самые преданные ему люди жили в той же постоянной тревоге за свое будущее, что и записные придворные негодяи. Насаждая беспрекословное подчинение, Павел часто терял честных людей в своем окружении. На смену им приходили подлецы, готовые выполнить любой поспешный указ, окарикатурив императорскую волю. Сначала Павла боялись, но потом, видя бесконечный поток плохо исполнявшихся указов, начали над ним тихонько посмеиваться. Еще 100 лет назад насмешки над подобными преобразованиями дорого бы обошлись весельчакам. Но Павел не имел такого непререкаемого авторитета, как его великий прадед, в людях же разбирался хуже. Да и Россия была уже не та, что при Петре: тогда она покорно сбривала бороды, теперь возмущалась запрещением носить круглые шляпы.

« Для меня не существует ни партий, ни интересов, кроме интересов государства, а при моем характере мне тяжело видеть, что дела идут вкривь и вкось и что причиною тому небрежность и личные виды. Я желаю лучше быть ненавидимым за правое дело, чем любимым за дело неправое » (Павел I)

Павел «. ..начал пробуждение всех гвардейцев из прежнего их дремания , сна и лени Все должны были совсем позабыть свой прежний избалованный образ жизни , приучить себя вставать очень рано , быть до света в мундирах наравне с солдатами , быть ежедневно в строю. » ( мемуары А. Т. Болотова ). Теперь офицеры, вместо того, чтобы танцевать с дамами на балах, маршировали на плацу.

В страхе пребывали и чиновники, особенно в столице – у них теперь проходили постоянные проверки – взяточничество, процветавшее при Екатерине, каралось беспощадно. Кроме того, они учились не опаздывать на службу и весь день работать на своем рабочем месте. Благодаря принятым мерам, за короткое время было разобрано и решено огромное количество накопленных дел.

Первой женой Павла была немецкая принцесса Вильгельмина Гессен-Дармштадтская, ставшая великой княжной Натальей Алексеевной. Павел безмерно любил свою супругу, а она его не очень. Спустя два года после свадьбы, во время родов, Наталья Алексеевна умерла, ребенок тоже родился мертвым. Павел не находил себе места от горя, но в это время Екатерина, чтобы умерить его страдания, поведала Павлу об изменах cупруги, о которых он даже не подозревал.

Павлу I, сыну Екатерины II и Петра III, трон достался очень даже непросто. Хотя он должен был стать правителем, достигнув совершеннолетия, но его мать фактически узурпировала власть. И Павел, лишенный властных полномочий и отстраненный от государственных дел, жил под ее строгим надзором. При этом ему приходилось терпеть насмешки и унижения со стороны матушкиных фаворитов. Можно представить, в каком душевном состоянии он находился. И продолжалось это вплоть до смерти императрицы, к тому времени Павлу уже было 42 года. Говоря о тяжелом характере Павла I, о его раздражительности, частым внезапным и неконтролируемым припадкам гнева, стоит помнить об этом.

Из сего видно, что перьвой политической предмет требует, чтоб не давать никому над собою воли и не входить ни в чьи интересы и виды слепо, желая, чтоб соседи наши были в равновесии, дабы никто не мог угрожать вольности другаго; а соблюдать безпристрастием и поведением, основанном на правосудии, благоразумии и твердости, уважение и доверенность к Государству. За сим следует прямое, политическое благосостояние.

Сюда к промыслам принадлежит вино и соль. Последняя запущена и так стараться исправлять, а перьвое основано на злоупотребиении, ибо коронной монополь развратительной для нравов; и так искать сей доход не прибавлять, а убавлять, заменя прилежанием в других отраслях.

Более существенные меры приняты были в обозреваемый нами период времени, с конца 1796 по начало 1801 года, относительно улучшения быта казенных крестьян, «облегчить судьбу» которых Павел Петрович также ставил, в 1788 г., в число заветных своих желаний ( См. выше, акт VI, п. 18 ). Таким образом, те из них, которые не имели в своем владении 16 десятин на душу, наделены Павлом I землею в означенном размере, а «где оброчных земель оказывалось столь мало, что и чрез отдачу всех их того количества не составится, там указывалось отдавать крестьянам все земли оброчныя, сколько их есть: ибо — так гласил доклад сената — чрез таковое удовлетворение крестьяне, землями скудные, придут в лучшее состояние ( П. С. З. т. XXIV, No 18,256, 27 ноября 1797 г.; см. также сен. ук. 19 авг. 1796 г. (т. XXV, No 18,683): «о учинении казенным палатам уравнительной разверстки земель между казенными поселянами вообще по губернии. » Благодетельное действие указа 27 ноября 1797 г., о назначении казенным крестьянам 15 десятин на душу, было несколько умалено указом 7 апреля 1799 г. (т. XXV, No 18,926); см. также относительно устроения быта казенных крестьян указы: 10 янв. 1800 г. (т. XXVI, No 19,244): «об отдаче мельниц, построенных иждивением казенных крестьян, в их владение безоброчно;» от 27 июня 1800 г. (No 19,462); — ук. 27 янв. 1801 г. «о правилах наделения и уравнения казенных крестьян землями» (No 19,736) и проч. ). »

32) Если когда Жена моя от бремени разрешится, и Бог дарует мне третьяго Сына, то предписываю, чтоб назначенныя в 3-тей статье Сыну моему Константину Гатчинския волости были между ими пополам разделены, наблюдая, чтоб новыя Скворици достались Сыну моему Константину, а старыя Скворицы третьему моему Сыну, и чтоб число душ на ровную часть каждаго достающихся были бы к одному месту отведены.

В отечественной истории XVIII в. много пробелов, — много событий и явлений ожидает самых обстоятельных исследований, и в числу таких-то предметов, без сомнения, принадлежит жизнь или, лучше сказать, положение великого князя Павла Петровича при дворе его матери. Притом, в то время, [298] когда в массе всевозможных трудов о царствовании Екатерины II, в груде изданных материалов, драгоценных для изучения характера этой государыни, образ Екатерины II выростает пред нами необыкновенно рельефно, со всеми своими достоинствами и недостатками, — личность Павла до сих пор остается во многих отношениях загадочною. Пересматривая все, что писано о Екатерине и ея царствовании, много ли находим мы сведений о наследнике ее престола? Мы встречаем указания на участие Павла Петровича в тех или других официальных торжествах, — находим немало анекдотов (зачастую сомнительной верности) о своеобразной жизни великого князя и оригинальном его препровождении времени в уединенном Павловске или в месте его добровольного заточения — в ничтожном тогда сельце Гатчине. Перечитывая эти анекдоты, следя за потехами великого князя Павла, не совсем ясно узнаешь в этой личности те прекрасные свойства души и сердца, ту необыкновенную остроту ума, какую являл Павел в годы своего детства и юности. Невольно задаешь вопрос: неужели гатчинский затворник оставался безучастным зрителем всех тех реформ внутреннего строя России, какия происходили вокруг него? Неужели он был холоден к событиям, совершавшимся в сфере внешних отношений его отечества в прочим государствам? Могло ли быть, чтобы человек, хорошо образованный, — каким был Павел Петрович, — с тою страстью к кипучей деятельности, какую он явил впоследствии в четырехлетнее свое царствование, — в бытность свою великим князем не вдумывался в события, вокруг него совершавшиеся, не разбирал их критически, не вырабатывал себе постепенно наиподробнейшей и самой определительной программы порядка управления государством на то время, когда Провидению угодно будет предоставить ему бразды правления в империи?

Император Павел I

Когда же императрица Екатерина «с почетом» выпроводила дорогого прусского гостя восвояси, Павлу удалось наладить тайный канал переписки со своим новым другом, и принц продолжал приобщать наследника русского престола к миру эзотерических тайн. Это общение сильно повлияло на формирование взглядов и интересов цесаревича. Предопределенность судьбы больше не казалась ему делом странным и невозможным, он во всем видел некое вмешательство тайных сил…
Одно из мистических происшествий, случившихся с цесаревичем Павлом, стало известным с его собственных слов, но, тем не менее, не вызвало ни у кого сомнений в правдивости рассказчика. Это история о якобы имевшей место удивительной встрече великого князя Павла с духом его прадеда Петра I. Слова «бедный Павел», по легенде произнесенные привидением царя-реформатора в адрес великого князя, стали нарицательными. Но не всем известно, что этот эпизод дошел до современников и потомков благодаря тому, что записал рассказ Павла о случившемся не кто иной как Михаил Илларионович Кутузов. Позже имя победителя Наполеона исчезло со страниц книг о Павле I (дружбу этих двух людей историки оставили «за ширмой»), а рассказ о духе Петра, явившемся Павлу на улицах Санкт-Петербурга, кочует по разным источникам, превратившись в некий миф.

Павел I рассчитывал за один год построить здание вчерне и еще год потратить на обустройство и отделку. Он надеялся, что в своем новом жилище будет в безопасности, пророчества не сбудутся и судьбу удастся обмануть. Но строительные работы продвигались не так быстро, как ему хотелось. На возведение Михайловского замка были брошены все силы. Павел торопил строителей – ему казалось, что только стены Михайловского замка смогут защитить его от беды. Ради стройматериалов была разобрана дача Екатерины в Пелле и некоторые постройки в Царском Селе; для замка использовали даже мрамор, заготовленный для отделки Исаакиевского собора. Отделочных материалов требовалось много. Павел лично продумывал интерьеры и детали оформления, сюжеты картин и стиль лепнины, придавая большое значение военной символике. Некоторые «находки» императора шокировали современников – на груди двуглавого орла, герба России, изображение которого украшало помещения замка, красовался большой восьмиконечный Мальтийский крест; а первое, с чем сталкивался посетитель, поднимавшийся по парадной лестнице замка, была мраморная скульптура в нише, и изображала она… умирающую после укуса змеи Клеопатру. В этом сюжете вскоре тоже увидят нехорошее предзнаменование…

Тех подданных императора Павла, кто отличался религиозными настроениями, задевала надпись, сделанная на фризе парадного портала: «Дому твоему подобаетъ святыня Господня въ долготу дней». Это была измененная строка из псалма Давида, и изменения эти показались всем дерзким богохульством. Ведь в псалме говорилось о святости Господнего Дома, то есть храма: «Дому Твоему подобает святыня, Господи…»
Строительство замка подходило к завершению. Заканчивался и последний год бурного восемнадцатого столетия – 1800. Как всегда на рубеже веков не было недостатка в предсказаниях. Те из них, что касались судьбы венценосца, по-прежнему были довольно мрачными. В канун Рождества* по Петербургу распространился слух: юродивая Ксения, живущая при Смоленском кладбище, пророчит императору Павлу скорую гибель. «Проживет царь-батюшка столько лет, сколько буквочек начертали на его новом доме», — говорила блаженная старица, известная в городе своими удивительными пророчествами. Горожане кинулись к Михайловскому замку пересчитывать буквы. «Дому твоему подобаетъ святыня Господня въ долготу дней» — получалось 47 букв… Сорок седьмой год жизни императора падал на наступающий 1801 год. Петербург замер в ожидании…

Михайловский замок

Побывав в молодые годы в Пруссии, Павел подружился с принцем Фридрихом Вильгельмом, племянником и наследником короля Фридриха II. Позже Фридрих Вильгельм по заданию прусского короля приезжал в Петербург. Король тревожился из-за дружбы членов русского императорского дома с австрийским императором Иосифом, которого считал своим конкурентом, и отправил принца-наследника в гости к Екатерине и Павлу, надеясь нейтрализовать влияние «австрияка».
Екатерина принимала прусского принца холодно, уверенная, что он всего лишь туповатый увалень, но Павел, у которого было не так уж много друзей, нашел во Фридрихе Вильгельме интересного собеседника. Принц был увлечен эзотеризмом и охотно рассказывал о европейских веяниях в деле поиска сакрального смысла жизни. Мистическая философия, древние боги Валгаллы, толкование рун, Святой Грааль, спиритизм, тайные знания Древнего Египта, иные миры и предсказание судеб – все это были удивительные и загадочные темы, которые принц и великий князь часами обсуждали, уединившись в дворцовой библиотеке. Павла влекло все таинственное и сверхъестественное.

Фридрих Вильгельм Прусский

Хозяева имения в восемнадцатом столетии не слишком жаловали это место, и лишь в 1790-х годах при Николае Петровиче Шереметеве Останкино расцвело. Был возведен новый дворец с великолепным театром, где крепостная труппа графа давала представления. Когда император Павел I весной 1797 года прибыл в Москву, чтобы по традиции венчаться на царство в московском Кремле, граф Николай Шереметев 1 мая устроил роскошный прием для императора в Останкино. В момент торжества перед императором неожиданно появилась горбатая старуха в лохмотьях. Никто не мог понять, откуда она взялась. Ее попытались выгнать, но это почему-то не удалось. Старуха все пыталась что-то сказать государю, и Павел Петрович, заинтересовавшись, попросил оставить его наедине с неизвестной старухой. О чем они говорили, осталось тайной, но после этого разговора Павел сказал хозяину дома: «Теперь я знаю, когда буду убит…»*

Здание со всех сторон было окружено водой – Мойка, Фонтанка и два искусственных канала делали его стены неприступными; только по подъемным мостам можно было въехать в ворота замка. По ночам мосты поднимали, и замок оказывался на неприступном острове. Площадь перед фасадом здания была укреплена рвами и гранитным парапетом с полубастионами. Здесь можно было принять настоящий бой.
Из покоев Павла Петровича, находившихся на втором этаже, в нижние комнаты вела потайная лестница, хорошо замаскированная от постороннего взгляда. Павел полагал, что в случае опасности сможет покинуть замок и скрыться. Увы, то, что проектировалось умозрительно, не помогло при действительной опасности – попасть на лестницу можно было лишь из небольшого тамбура между спальней Павла и библиотекой, а заговорщики, ворвавшиеся в спальню императора как раз со стороны библиотеки, отрезали ему путь к отступлению…
Еще одна тайная лестница вела не вниз, а вверх – над покоями императора были комнаты его фаворитки, Катеньки Лопухиной-Гагариной, которую император собирался навещать всякий раз, как только заблагорассудится.
Спальня супруги Павла Марии Федоровны тоже соседствовала с его спальней, их комнаты разделяла лишь дверь. Судя по всему, жену, несмотря на некоторое охлаждение, Павел Петрович ущемлять в чем-либо не собирался: ее покои, выходившие окнами в Летний Сад, были великолепно отделаны, она в любой момент могла войти к мужу в смежную спальню, но… Вскоре Павел Петрович предпочел запереть эту дверь на ключ.

Adblock
detector