Необходимое наследование по римскому праву

Необходимое наследование по римскому праву

Так установилось в римском праве материальное необходимое наследование, причем ближайшие нормы его были долгое время недостаточно ясными и определенными: многое решалось свободным усмотрением судов. Лишь постепенно это наследование приобрело более определенные юридические очертания.

К sui heredes относятся не только те, которые существовали при жизни наследодателя, но и те, которые родятся после совершения завещания и даже после смерти завещателя — postumi. Рождение такого postumus suus уничтожает завещание наследодателя, так как postumus в завещании не упомянут — testamentum rumpitur agnatione postumi («завещание рушится родством постума»). Чтобы обеспечить завещание от таких случайностей, впоследствии была выработана (при участии юриста Аквилия Галла) особая формула для назначения или exheredatio postumi заранее на тот случай, если они появятся (postumi Aquiliani).

Как institutio heredis, так и exheredatio должна быть выражена в определенной повелительной форме: «Titius, filius meus, exheres esto» («мой сын Тиций да не будет наследником»). Вероятно, и здесь эта форма является остатком старой и повелительной формы, употреблявшейся в народных собраниях. При этом требовалось, далее, чтобы filii familias были исключены все поименно — nominatim, прочие же члены семьи — дочери, внуки — могли быть исключены и общей фразой — inter ceteros («Ceteri ceteraeque exheredes sunto» — «остальные да не будут наследниками», Gai. II. 127–128). Если это выполнено не было, если имела место praeteritio, то завещание недействительно вполне или отчасти. Оно недействительно вполне, если praeteritio касается filii familias: тогда завещание отпадает и открывается наследование ab intestato. Оно недействительно отчасти, если praeteritio касается прочих sui (внуков, дочерей): обойденные «scriptis heredibus in parrem adcrescunt», то есть наследуют рядом с назначенными в завещании, причем, если назначены также sui (например, сын назначен, дочь обойдена), то praeteritus получает pars virilis (ту часть, которая ему следовала бы по закону); если же назначены посторонние, то praeteriti получают половину наследства.

Несмотря на то, что формальное необходимое наследование протянулось через всю историю римского права и влилось в новеллу 115, оно, как чисто формальное ограничение завещателя, не привилось в праве новейших народов. Напротив, идея материального необходимого наследования, дающего известные реальные гарантии близким лицам и тем сглаживающего острые углы завещательной свободы, — эта идея была воспринята и нашла себе место в современных законодательствах, хотя и с некоторыми модификациями.

Признание свободы завещательных распоряжений ставит на очередь вопрос о том, может ли эта свобода быть безграничной. Дело в том, что часто после завещателя остаются лица, которые были особенно близки к нему (например, дети, родители), которые, быть может, принимали участие в создании его благосостояния и которые даже при жизни имели право требовать от него известной поддержки (содержания, alimentatio). Полное забвение этих лиц в завещании и предоставление наследства помимо них какому — нибудь лицу совершенно построннему может казаться несправедливостью. Вследствие этого многие законодательства, допуская свободу завещаний, устанавливают в то же время известные ограничения в интересах таких особенно близких к завещателю лиц. Право этих лиц на известное непременное участие в наследовании и носит название необходимого наследования.

b) Все остальные наследники, не принадлежащие familia умершего, были extranei heredes. Для приобретения наследства ими необходим акт их воли, необходимо принятие наследства — aditio hereditatis, вследствие чего они суть heredes voluntarii[928]. В древнейшее время такое вступление в наследство должно было совершаться в форме особого торжественного акта, называемого cretio. Наследник в присутствии свидетелей и, вероятно, в самом доме наследодателя заявлял о принятии наследства известными торжественными словами, например: «quod me Maevius heredem instituit, eam hereditatem adeo cernoque»[929] (Ulp. reg. 22. 28). Впоследствии cretio осталась необходимостью только в том случае, если завещатель прямо предписал ее в своем завещании (institutio cum cretione), что обыкновенно бывает связано с субституцией (например: «Titius heres esto cernitoque in diebus proximis centum, quibus scies poterisque. Quodni ita creveris, exheres esto. Tunc Maevius heres esto»[930]. — Ulp. reg. 22. 32). Во всех же остальных случаях достаточно простого фактического вступления в дела наследства — pro herede gestio, или же бесформального волеизъявления о принятии. Срока для принятия наследства по jus civile не существовало. Сколько бы наследник ни молчал, наследство не переходило далее, а оставалось в неопределенном положении. Только завещатель при назначении наследника cum cretione мог предписать совершить эту cretio в известный срок (обыкновенно 100 дней), по истечении которого наследником делался heres substitutus[931]. Но неопределенность положения могла быть вредна для наследственных кредиторов. В таком случае они могли посредством interrogatio in jure[932] потребовать от наследника ответа «an heres sit», то есть принимает ли он наследство или нет. Если наследник еще колеблется, он может испросить себе время на размышление, spatium deliberandi, по истечении которого он должен или adire hereditatem, или repudiare[933]. Если он не даст ни того, ни другого ответа, то первоначально его молчание считалось за отказ от наследства, а в праве Юстиниана за принятие. Во всяком случае aditio hereditatis есть акт воли, связанный при том с ответственностью за долги; вследствие этого для прниятия наследства подвластным необходим jussus patris, а для принятия наследства несовершеннолетним необходима auctoritas tutoris[934]. Как мы уже упоминали, lex Julia et Papia Poppaea объявил некоторых лиц (coelibes и orbi) неспособными принимать наследство — incapaces. Эту incapacitas, однако, надо отличать от отсутствия testa-mentifactio passiva: назначение наследником лица, не имеющего teata-mentifactio passiva, делает все завещание ничтожным; напротив, incapax может быть назначен в завещании, но не может приобрести на основании этого завещания: часть, назначенная ему, делается caducum[935] и переходит к другим лицам. Положения об incapacitas были отменены, впрочем, впоследствии и в праве Юстиниана не существуют.

Так установилось в римском праве материальное необходимое наследование, причем ближайшие нормы его были долгое время недостаточно ясными и определенными: многое решалось свободным усмотрением судов. Лишь постепенно это наследование приобрело более определенные юридические очертания.

Domestici heredes делаются, таким образом, наследниками помимо своей воли. Но с наследством связана и ответственность по долгам, причем эта ответственность может быть иногда чрезвычайно невыгодной, если долги превышают имущество, если наследство есть hereditas damnosa[924]. По старому цивильному праву никакого средства для того, чтобы избавиться от такого наследства, не существовало, но претор ввел здесь следующие льготы. Для лиц, которые относились к категории sui et necessarii heredes, он дал так называемое beneficium abstinendi — то есть право воздрежаться от наследства посредством невмешательства в его дела (non immiscere). Jure civili они продолжали считаться за heredes (ибо претор jus tollere non potest[925]), но претор отказывал в исках против них и предлагал bonorum possessio[926] следующим за ними лицам, а если никто не желал получать эту bonorum possessio, то открывал конкурс в пользу кредиторов. Для раба, назначенного cum libertate[927], beneficium abstinendi не существовало, но взамен претор давал ему beneficium separandi, то есть право отделить собственное имущество от наследства, предоставив последнее кредиторам.

Признание свободы завещательных распоряжений ставит на очередь вопрос о том, может ли эта свобода быть безграничной. Дело в том, что часто после завещателя остаются лица, которые были особенно близки к нему (например, дети, родители), которые, быть может, принимали участие в создании его благосостояния и которые даже при жизни имели право требовать от него известной поддержки (содержания, alimentatio). Полное забвение этих лиц в завещании и предоставление наследства помимо них какому-нибудь лицу, совершенно постороннему, может казаться несправедливостью. Вследствие этого многие законодательства, допуская свободу завещаний, устанавливают в то же время известные ограничения в интересах таких особенно близких к завещателю лиц. Право этих лиц на известное непременное участие в наследовании и носит название необходимого наследования.

Несмотря на то, что формальное необходимое наследование протянулось через всю историю римского права и влилось в новеллу 115, оно как чисто формальное ограничение завещателя не привилось в праве новейших народов. Напротив, идея материального необходимого наследования, дающего известные реальные гарантии близким лицам и тем сглаживающего острые углы завещательной свободы, — эта идея была воспринята и нашла себе место в современных законодательствах, хотя и с некоторыми модификациями.

«Лежачее» наследство. «Лежачее» наследство (hereditas iacens) возникало при отсутствии наследников по завещанию и по закону. Это могло случиться, если наследники еще не объявились или если от наследства отказались наследники (следующая имеющаяся очередь наследниками не признавалась, если от него отказывались все в предыдущей очереди):

Эта форма завещания могла быть использована в любое время. Но, как и древнейшие формы завещания, она делала его гласным. Чтобы избежать этого недостатка, была введена письменная форма завещания: после совершения манципации завещатель передавал доверенному лицу навощенные таблички (tabulae testamenti), на которых была изложена воля завещателя, и говорил: «Как написано в этих навощенных табличках, так я и распоряжаюсь». Вслед за этим таблички завязывались шнурком и скреплялись печатями и подписями как завещателя, так и всех присутствующих при совершении акта семи лиц: доверенного лица, пяти свидетелей и казначея.

  • обычное подназначение (substitution vulgaris) – обозначение в завещании «запасного» наследника на случай, если основной умрет или откажется от наследства. Возможно, было и назначение третьего наследника уже на случай непринятия наследства вторым наследником. Первоначально второй наследник получал только имущество наследодателя, а распоряжения (например, по предоставлению легатов) сохранялись за первым наследником. Однако законодательно была установлена обязанность подназначенного наследника принять на себя и обязательства основного наследника;
  • подназначение малолетнему (substitution pupillaris) – указание следующего наследника на случай, если унаследовавший имущество малолетний умрет, не успев составить завещания (т. е. умрет до своего совершеннолетия). Такое лицо называлось «наследником малолетнего» и наследовало не напрямую после наследодателя, а уже после малолетнего.

Наследование по закону наступало в случае, если умерший не оставил после себя завещания, в случае недействительности завещания или в случае отказа наследников по завещанию принять наследство. Условием открытия наследства для наследования его по закону являлось окончательное выяснение вопроса о том, что наследование по завещанию не на ступит. Поэтому наследование по закону не открывалось, пока призванный по завещанию наследник не решал, примет ли он на следство или нет. Когда выяснялось, что наследование по завещанию не наступит, то к наследству призывался ближайший наследник по закону, которым считается тот, кто оказывается на первом месте в установленном законом порядке наследников по закону в момент открытия наследства.

В тех случаях, когда вследствие смерти до принятия наследства или вследствие отказа от наследства отпадал один из нескольких наследников и если притом не было трансмиссии, доля отпавшего наследника прибавлялась к долям остальных, распределялась между ними поровну. Так, если из двух наследников по завещанию один умирал, не приняв наследства и не оставив сам наследников, то его доля переходила не к наследникам наследодателя по закону, а к другому наследнику по завещанию. Точно так же в случае отпадения после открытия наследства одного из наследников по закону.

Главным в содержании завещания являлось обязательное указание наследника. Как указывал Гай: «Завещания получают силу от назначения наследников, и посему назначение наследника считается как бы существеннейшим условием и основанием целого завещания» (Гай, 2.229). Им могло быть одно или несколько лиц, которые принимали наследство одновременно.

Если такое указание отсутствовало, кредиторы имели право вызвать наследника в суд для ответа, будет он принимать его или нет. Если он отказывался отвечать, кредитор мог потребовать открытия конкурса над наследством. Претор устанавливал срок для размышления в 100 дней для ответа. Если лицо не приняло наследство в 100 дней, то оно признавалось отказавшимся от него. По праву Юстиниана молчание наследника рассматривалось как принятие наследства.

Легаты (legatа) и фидеикомиссы (fideicommissа). Дарение в случае смерти Флорентин так определял понятие легата: «Легат — это умаление наследства, посредством которого завещатель желает обратить в пользу третьего лица что-либо из того, что в совокупности будет принадлежать наследнику» (D. 30.116). Модестин указывал: «Завещательный отказ (легат) — это дарение, оставленное по завещанию» (D.31.36).

— свои (heredessui) — законные наследники, которые находились к моменту смерти наследодателя в его власти и после его смерти становились suiiuris (жена в браке cummanu, дети, усыновленные, внуки умерших сыновей). Внуки делят между собой ту часть наследства, которую получил бы их отец, если бы был жив (наследование по праву представления). Таким образом, наследство делится поколенно.

Donatiomortiscausa — есть дарение в случае, когда даритель умрет раньше одаряемого. Определение данного вида дарения содержится в Дигестах Юстиниана (Марциан, D. 39.6.I). В силу заключенного договора даритель мог потребовать подаренное назад в случае, если он переживет одаряемого или если избежит смерти. Если же даритель умирал раньше, то его наследники не имели права требовать возврата подаренного. Таким образом, дарение в случае смерти становится окончательным (исполняется) только после смерти дарителя раньше одаренного.

Юридический справочник

Наследование проходившее по правилам и в порядке установленном законом, где основным признаком наследования по закону было наличие родства между наследником и наследодателем, называлось наследованием по закону. Законы XII таблиц различали три очереди наследников — Свои, Агнаты и Когнаты.

Преторским правом система наследования, основаная на агнатическом родстве, была заменена преторской системой наследования, включавшей следующие четыре очереди наследников — дети наследодателя, все агнаты, когнаты при родстве до шестой степени и переживший наследодателя супруг (супруга). В Преторском эдикте о bonorum possessio было указание, что когда ближайший наследник не принимал наследство, оно открывалось следующему за ним по порядку наследнику.

Агнаты – это лица, принадлежащие к одной семье и находящиеся под властью умершего главы этой семьи — братья, сестры и мать умершего. При наличии нескольких агнатов к наследованию призывался ближайший агнат — лицо, которое имело ближайшую родственную связь с наследодателем. Если ближайший агнат не принимал наследства, то по закону последующий не призывался к наследованию.

Свои или необходимые наследники — это лица, находившихся в момент смерти наследодателя непосредственно под его властью — дети или внуки от ранее умерших подвластных детей. Когда не оставалось наследников первой очереди, к наследству призывалась вторая очередь.

Corpus iuris civilis Юстиниана различал пять очередей наследников — все нисходящие наследники, восходящие родственники наследодателя, неполнородные братья и сестры наследодателя, все остальные боковые родственники наследодателя и супруг (супруга) наследодателя. Нисходящие наследники — это сыновья, дочери и внуки от ранее умерших сыновей, при этом усыновленные дети наследовали наравне с родными детьми наследодателя. Восходящие родственники наследодателя — это отец, мать, дед, бабка, полнородные родные братья, сестры и дети умерших полнородных братьев и сестер.

1. Надобность в судебной защите у наследника могла возникнуть или вследствие того, что кто-то не признавал тех прав, которые входили в состав наследства (например, определенное лицо отказывалось выдать наследнику Тиция вещь не потому, что не признает его наследником Тиция, а потому, что отрицает право самого Тиция на данную вещь), или же вследствие того, что кто-то своим поведением нарушал или не признавал права данного лица как наследника (например, оспаривал действительность завещания, из которого данное лицо выводит свое право наследования).
2. В первом случае в распоряжении наследника имелись те же самые иски, какие были в распоряжении наследодателя: например, если третье лицо задерживало у себя вещь из состава наследства, наследник мог предъявить виндикационный иск, который был бы в таком случае предъявлен наследодателем, если бы он был жив, и т.п.
Если право наследника нарушалось не тем, что не признавались какие-либо права, входящие в состав наследства, а тем, что не признавалось данное лицо имеющим право на наследование, то наследнику предоставлялся цивильный иск об истребовании наследства (hereditatis petitio), по своим условиям и последствиям аналогичный виндикационному иску. Добросовестный владелец наследства должен был по такому иску выдать истцу свое обогащение за счет наследства (на момент предъявления иска) за удержанием понесенных им издержек на наследственное имущество (безразлично, были ли издержки необходимыми, полезными или производились только для удовольствия данного лица).
Недобросовестный владелец должен был выдать истцу по hereditatis petitio все полученное из наследства со всеми плодами и приращениями, нес ответственность за виновную (а с момента предъявления иска и за случайную) гибель или порчу полученных ценностей и мог удержать лишь сумму понесенных им издержек, необходимых и полезных, но и то лишь постольку, поскольку полезные издержки увеличивали ценность тех вещей, из которых они были произведены.

1. В практике нередко встречались случаи, когда легаты оставлялись без соблюдения форм цивильного завещания, а, например, распоряжением на случай смерти, не содержавшим в себе назначения наследника (такие распоряжения назывались кодициллами); иной раз распоряжение о предоставлении известной вещи из состава наследства было обращено к наследнику по закону. В республиканский период такие распоряжения не пользовались юридической защитой, исполнять их или нет, было делом совести наследника; отсюда название такого рода распоряжения — фидеикомисс (т.е. порученное совести). В период принципата фидеикомиссы получили исковую защиту и стали подобны легатам.
2. Однако путем фидеикомисса можно было возложить на наследника обязанность выдать другому лицу также все наследство или определенную его долю. Первоначально и такой fideicommissum hereditatis приводил только к сингулярному преемству, так что ответственность по обязательствам, входившая в состав наследства, лежала на наследнике (хотя он и передавал все имущество лицу, которому такой фидеикомисс был оставлен).
Естественно, что при таком положении рассчитывать на принятие наследником подобного рода наследства было трудно; распоряжение наследодателя нередко оставалось без исполнения. Поэтому был внесен ряд поправок в регламентацию fideicommissum hereditatis, конечным результатом которых было признание, что в случае назначения fideicommissum hereditatis наследник все же мог оставить одну четверть наследства за собой и что лицо, получившее в качестве фидеикомисса не отдельное право, а определенную долю наследства, в соответствующей доле несло и ответственность за долги наследства, т.е. такой фидеикомисс получил значение универсального преемства.
В праве Юстиниана fideicommissum hereditatis как форма универсального преемства сохранил свое значение. Другие фидеикомиссы (т.е. устанавливавшие не универсальное, а сингулярное преемство) были полностью уравнены с легатами.

1. В момент смерти наследодателя происходит открытие наследства. К открытию наследства приурочивается определение лиц, призываемых к наследству. Но призываемые лица еще не приобретают права на само наследственное имущество, пока не вступят в наследство. За время между открытием наследства и его принятием наследственное имущество не принадлежит никакому определенному лицу; это — hereditas ia-cens, «лежачее» наследство, как бы ожидающее своего субъекта.
2. В древнейшем римском праве правовое положение «лежачего» наследства понималось очень примитивно: непринятое наследственное имущество рассматривалось как бесхозное (res nullius), и хотя к нему не применялось правило о захвате бесхозных вещей, но все же любое лицо, захватив вещи из «лежачего» наследства и провладев ими год, становилось собственником, несмотря на то, что условий для приобретения права собственности по давности здесь не было.
В классическом праве «лежачее» наследство перестали считать бесхозяйным имуществом. До принятия наследником это имущество как бы числили за умершим; говорили, что наследство personam defuncti sustinet (поддерживает, хранит в себе личность умершего). Подобная мистическая конструкция все же позволила бороться против всякого рода посягательств на «лежачее» наследство.

1. Как было указано выше (гл. I, § 2 настоящего раздела), древнейшая известная нам римская система наследования по закону (относящаяся к эпохе законов XII таблиц) исходила из семейной общности имущества и агнатского родства. В соответствии с этим законы XII таблиц признают первоочередными наследниками ab intestate непосредственно подвластных наследователя (детей, внуков от ранее умерших детей и т.п. при условии, если они к моменту открытия наследства не вышли из-под власти домовладыки). Эти наследники называются «своими» (heredes sui), а вместе с тем «необходимыми» (necessarii) в том смысле, что они получают наследство независимо от их воли принять наследство. Если после наследователя не оставалось «своих наследников», к наследству призывался ближайший по степени агнатский родственник (agnatus proximus).
Если ближайший агнат не принимал наследства, то оно не переходило ни к следующему по степени родства, ни к кому-либо другому, а становилось выморочным, т.е. действовал принцип однократности призвания к наследству. Это выражалось афоризмом: «в наследовании по закону (т.е. по закону XII таблиц) не допускается successio, преемство», между наследниками разных степеней или категорий. Только в том случае, если после наследователя не осталось и агнатов, к наследству призывалась третья группа наследников — gentiles, члены одного с наследодателем рода.
2.. По мере развития хозяйственной жизни — и на ее базе всех вообще сторон общественной жизни — патриархальная семья разлагалась.
На смену семейной собственности, пришла индивидуальная частная собственность. В связи с этим система наследования, построенная на принципе агнатского родства, утратила свое основание. «Живой голос народа» — преторский эдикт — уловил новые требования жизни и, не производя радикальной реформы, придал все-таки известное значение родству по крови (когнатскому), которое в изменившихся условиях стало важнее агнатского. Именно претор обеспечивал владение наследственным имуществом (bonorum possessio), соблюдая следующую очередность. На первом месте он поставил детей (li-beri); категория liberi отличалась от sui heredes древнереспубликанского права тем, что в состав liberi входили также эманципированные дети. Претор употреблял здесь (нередко применявшийся им и в других случаях) прием фикции, а именно: он предписывал судье предположить, что эманципация не повлекла за собой capitis deminutio minima. Претор учитывал при этом, что зманципированные дети со времени эманци-пации работали, так сказать, на себя; в их пользу шли и всякие приобретения по сделкам. Напротив, дети, оставшиеся под властью домовладыки приобретали все для него, так что известная доля наследства представляла собой результат их деятельности. Поэтому претор, давая bonorum possessio одинаково всем детям — как подвластным, так и эманципированным, — установил требование, чтобы эманципированные дети при разделе наследства присоединили к нему и то имущество, которое они приобрели после эманципации (так называемая collatio bonorum).
Вторую (по очереди) группу наследников в преторском эдикте составляли legitimi, т.е. лица, которые имели право наследования по законам XII таблиц, другими словами, агнатские родственники. В третью очередь преторский эдикт призывает cognati, кровных родственников (до шестой степени включительно) в порядке близости (к наследодателю) по степени. Наконец, на четвертом месте претор предоставляет наследство по закону пережившему супругу — мужу или жене.
Помимо включения в круг законных наследников кровных родственников и пережившего супруга, претор провел еще одно новшество: он установил преемство призвания между наследниками разных классов и степеней. Именно, если призываемое к наследству лицо не принимало наследства, наследство теперь не становилось выморочным; оно открывалось следующему по очереди кандидату.
3. Императорское законодательство обеспечило окончательную победу за преторскими принципами наследования как более отвечавшими потребностям жизни. Сначала (еще в период принципата) были введены частичные дополнения к правилам наследования: за матерью признали предпочтительное перед агнатами право наследования после детей, и обратно, дети получили такое же право наследования после матери.

Еще почитать --->  Норма Потребления Электроэнергии На 1 Человека В Месяц В Саратове 2021 Год

1. В древнейшую эпоху завещатель пользовался неограниченной свободой распоряжаться своим имуществом. По законам XII таблиц «uti legassit super pecunia tutelave suae rei ita ius esto» (как домовладыка распорядится относительно своего имущества, так пусть и будет). Но по мере разложения старой патриархальной семьи, с одной стороны, и утраты былой простоты и строгости нравов, с другой, завещатели стали осуществлять эту неограниченную свободу завещательных распоряжений так, что имущество иной раз передавалось по завещанию совершенно посторонним и даже случайным лицам, а ближайшие родственники завещателя, в значительной мере способствовавшие своей деятельностью образованию наследственного имущества, ничего из него не получали. В связи с этим постепенно появились ограничения завещательной свободы, разросшиеся затем в право некоторых наследников по закону на так называемую обязательную долю в наследстве, т.е. на то, чтобы и в случае составления завещания им было обеспечено (кроме особых исключительных случаев) получение некоторого минимума из наследства.
2. По древнейшему цивильному праву для завещателя было установлено лишь то ограничение, что своих suiheredes (т.е. непосредственно подвластных) он не должен был обходить в своем завещании молчанием: он должен или назначить их наследниками, или прямо лишить их наследства, хотя бы и не указав никакого уважительного для того основания. В древнейшую эпоху завещание составлялось в народном собрании; поэтому можно было рассчитывать на то, что лишить наследства самых близких людей без всякой уважительной причины завещателю помешает страх перед общественным мнением. Лишение наследства подвластных сыновей должно было совершаться поименно в отношении каждого; дочерей можно было и не называть по имени («все прочие мои подвластные лишаются наследства»). Несоблюдение изложенных правил в отношении сына влекло за собой ничтожность завещания и открытие наследства по закону (ab intestate). При несоблюдении этих правил в отношении дочери, внука, внучки завещание сохраняло силу, но неправильно обойденные в завещании лица «прирастали» к назначенным в завещании наследникам, т.е. вместе с ними участвовали в наследовании.
3. Жизнь показала, что формальное требование, обращенное к завещателю, или назначить ближайших родственников наследника, или прямо лишить их наследства не ограждает законных интересов названных лиц. Вследствие этого в практике суда, в компетенцию которого входили споры о наследстве (так называемого центумвирального суда), было установлено, что наиболее близких родственников недостаточно просто упомянуть в завещании, но необходимо и завещать им известный минимум (обязательная доля). Если завещатель не исполнял этого требования, наследник, имевший право на такую обязательную долю и ее не получивший, мог предъявить особый иск querela inofficiosi testamenti, т.е. жалобу на то, что завещание нарушает нравственные обязанности. В случае основательности иска суд предполагал, что завещатель умственно ненормален, в силу чего завещание признавалось недействительным.
Круг лиц, за которыми признавалось право на обязательную долю, был претором расширен, а именно, помимо sui heredes, право на обязательную долю было признано также и за эманципированными детьми. В классический период право на обязательную долю принадлежало еще более широкому кругу наследников, а именно нисходящим и восходящим родственникам завещателя — безусловно, полнородным и единокровным братьям и сестрам завещателя — при условии, если наследником в завещании назначено лицо опороченное (persona turpis). Размер обязательной доли определялся сначала одной четвертью той доли, какую получило бы данное лицо при наследовании по закону. При Юстиниане (Nov. 115) размер обязательной доли стали определять более гибко: если бы при наследовании по закону данное лицо получило не менее четверти наследства, то обязательная доля исчислялась в размере одной трети от этой законной доли; если же при наследовании по закону лицо получило бы менее четверти, то обязательная доля равнялась половине того, что лицо получило бы по закону.
Если обязательная доля не оставлена по уважительной причине, завещание сохраняло полную силу. Уважительность причины устанавливалась в классический период по усмотрению суда; Юстиниан дал исчерпывающий перечень оснований для лишения обязательной доли; например, причинение опасности жизни завещателя, вступление дочери, не достигшей 25 лет, в брак против воли родителей и т.д.
4. Последствием предъявления названного выше иска («о нарушении завещателем нравственных обязанностей») в классическом праве была не полная недействительность завещания, а только в той мере, в какой это необходимо для удовлетворения жалобщика, т.е. для того, чтобы он получил обязательный минимум.
Если имеющих право на обязательную долю в конкретном случае несколько человек или в завещании назначено несколько наследников, оспаривание должен был вести каждый из обойденных против каждого из наследников в отдельности; если, например, предъявлен иск только к одному из двух наследников, назначенных в завещании, то в отношении второго наследника завещание сохраняло силу.
Если завещатель не совсем лишал своего ближайшего наследника обязательной доли, а только назначал ему ее не в полном размере, заинтересованному лицу давался иск о «дополнении законной доли».

Обязательное наследование в римском праве это

Кредиторам наследодателя было невыгодно тогда, когда у наследника были свои долги перед своими кредиторами. Для этого претором было установлено, что слияние имущества происходило только после удовлетворения претензий кредиторов наследодателя. Если же долги наследодателя превышали его активное имущество, слияние было невыгодно наследнику. Юстиниан установил правило, по которому наследники отвечали по долгам наследодателя в пределах стоимости описанного в присутствии нотариуса и свидетелей наследства.

Понятие наследования по закону было введено еще в римском праве. Юристам древности необходимо было понять, как может влиять смерть гражданина на правоотношения, в которых он участвовал еще при жизни. Гражданско-правовой оборот должен быть устойчивым и, по сути, не должен зависеть от смерти. Во избежание неблагоприятных юридических последствий были выработаны специальные нормы. Рассмотрим кратко наследование по закону в римском праве .

— ближайшие по степени родства асценденты, т.е. восходящие родственники умершего (отец, мать, дед, бабка и т.д.), и полнородные братья и сестры, дети умерших полнородных братьев и сестер по праву представления. Если наследовали только асценденты, то наследство делилось по линиям: одна половина — асцендентам с отцовской стороны, другая — асцендентам с материнской стороны;

Фидеикомиссы (в переводе «порученное совести») – это устные или письменные просьбы или рекомендации по выполнению какого-либо поручения или предоставление какому-либо лицу части наследства, с которыми наследодатель обращался к наследнику. Такие просьбы нередко делались в завещании, составленном без соблюдения должной формы, или в обычном завещании, но адресованные наследникам по закону. Следует заметить, что в отличие от обычного легата, по которому передавалась определенная вещь, по фидеикомиссу передавалась часть наследства.

Heredes sui et necessarii являлись лица, находящиеся в момент смерти наследодателя под его непосредственной властью. Это были лица alieni juris и рабы. Считалось, что эти лица — домашние наследники и они определенным образом уже являются собственниками наследуемого имущества, и если они были правильно назначены наследниками, то могли принять выгоды и бремя наследства. (548)

Необходимое наследование

В древней агнатской семье непосредственно подвластные домовладыке (дети, а также внуки от ранее умерших детей) считались «необходимыми» наследниками и приобретали наследственное имущество независимо от акта принятия наследства. «Необходимым» наследником был также раб завещателя, который отпускался по завещанию на свободу и назначался наследником.

Из этого общего положения стали, однако, постепенно вводить исключения. Претор допустил, что если наследник умер, не успев без своей вины принять наследство, то по расследовании дела (cognita causa) его наследникам в порядке restitutio in integrum (восстановления в первоначальном положении) может быть предоставлено право принять наследство. В праве Юстиниана это правило обобщено: если смерть наследника последовала в течение года со дня, когда он узнал об открытии для него наследства, или в течение испрошенного им время на размышление, то право принять наследство считается перешедшим к его наследникам, которые и могут осуществить это право в течение срока, еще остающегося в силу общих правил на принятие наследства.

По древнейшему цивильному праву наследственная трансмиссия была невозможна: если призванный к наследованию наследник по закону не принимал наследства, оно признавалось бесхозяйным. По преторскому праву принять наследство предлагалось в таком случае дальнейшим наследникам. Если же наследства не принимал до своей смерти наследник по завещанию, то открывалось наследование но закону. Таким образом, право принять наследство рассматривалось как личное право наследника, не переходящее к его наследникам.

В тех случаях, когда вследствие смерти до принятия наследства или вследствие отказа от наследства отпадал один из нескольких наследников и если притом не было трансмиссии, доля отпавшего наследника прибавлялась к долям остальных, распределялась между ними поровну. Так, если из двух наследников по завещанию один умирал, не приняв наследства и не оставив сам наследников, то его доля переходила не к наследникам наследодателя по закону, а к другому наследнику по завещанию. Точно так же в случае отпадения после открытия наследства одного из наследников по закону.

Наследование по завещанию в римском праве

· Основными субъектами завещательных отношений являются наследник и завещатель. Последний должен обладать завещательной активной правоспособностью, то есть за ним должно признаваться законом право составления данного завещания. К таким относились лица, которые обладали правоспособностью. Данной завещательной правоспособностью не обладали: несовершеннолетние, расточители, умалишённые, перегрины, подвластные, интестабилие, то есть лица лишившиеся за свои аморальные поступки права выступления свидетелями, а также приглашения в своих интересах свидетелей. А также отступники от христианства, осуждённые за некоторые преступления и пр. Женщины могли составлять завещание лишь с разрешения опекуна, но позже (при Августе) они приобрели завещательную правоспособность. Завещание составлялось в пользу лица, которое обладало пассивной завещательной правоспособностью, то есть реальным правом выступать наследником. Например, раб мог по завещанию принять наследство только если оно включало в себя условие отпуска его на волю. Пассивной завещательной правоспособностью не обладали: еретики, интестабилие, женщины (все, кроме весталок), дети государственных преступников, несовершеннолетние, расточители, а также глухонемые и другие люди, которые не могли выразить собственную волю. При этом некоторые лица, обладающие правоспособностью не могли при наличии определённого обстоятельства получить наследство. Данное правило касалось холостых мужчин и бездетных (они получали лишь половину наследства).

Особую категорию фактических наследников составляли так называемые postumi, являвшиеся лицами, зачатые при жизни самого наследодателя, однако рождённые после его кончины. Завещание могли признать недействительным в том случае, если постуми не назначались прямо наследниками и не исключались из него.

· Провозглашения завещания по куриям в народном собрании. это можно было сделать дважды в год. Завещателем публично называлось лицо, которое тот хотел бы видеть своим наследником, а потом он просил всех собравшихся зафиксировать его волю. При этом собрание могло отказаться одобрять его желание.

· Завещанием считалось только распоряжение, которое содержало назначение наследника. В противном случае (если наследник не был обозначен) не было и самого завещания. Наследник обязан был быть назначен чётки и ясно. Исключения составляли постумы и юридические лица. Кроме того, также допускалось составление наследника под так называемым отлагательным условием. В данном случае наследство открывалось по наступлении условия, а не в момент наследования. Отменительное условие в завещании влекло за собой его недействительность, так как римляни придерживались правила: «Провозглашённый наследник – всегда остаётся наследником!». То есть лицо, которое однажды вступило в право наследства уже не могло от него отказаться. Также в завещании допускалось подназначение наследника (или же наследственная субституция), которое являлось указанием в завещании нового наследника в случае кончины предыдущего или его отказа от наследства.

· Согласно императорской конституции от четыреста тридцать девятого года нашей эры законную силу приобретали только завещания составленные в письменной форме, которое было заверено самим завещателем и семью свидетелями. Наряду с этим продолжало существовать также устное завещание в весьма упрощённой форме. Главным требованием для завещательной формы в период империи – составление завещания должно протекать непрерывно от начала до конца.

2. Все прочие наследники. Они именовались внешними или посторонними наследниками (heredes extranei), так как они находились вне подвластности наследодателя и не образовывали совместно с ним единой семьи. Поскольку переход к наследникам этой категории выводил имущество за пределы данной семьи, закон не обязывал их к принятию наследства. Поэтому они именовались добровольными наследниками.

Beneficiuminventarii имеет практическое значение в тех случаях, когда в наследственном имуществе много долгов, и для наследника возникает опасность, что его соб­ственное имущество в значительной мере пойдет на удовле­творение кредиторов наследодателя. Но положение может быть и иное: в наследстве актив превышает пассив, но у наследника много своих долгов. Принятие наследства при­водит к слиянию этих двух имущественных масс — наслед­ника и наследодателя; как кредиторы наследника, так и кре­диторы наследодателя (а также легатарии) могут искать удовлетворения из всего этого объединенного имущества. При большой задолженности наследника кредитора насле­додателя рискуют не получить удовлетворения из-за этой конкуренции кредиторов наследника (причем это обстоя­тельство не могло быть ими учтено, когда они кредитовали наследодателя).

1. Свои наследники (heredes sui), т.е. проживавшие с наследодателем до момента его смерти; переход к ним имущества означал оставление его в той же семье, поэтому закон обязывал этих лиц к принятию наследства и исключал возможность отказа от него. Их поэтому называли обязательными наследниками.

Основное значение в Древнем Риме имело наследование по завещанию (secundum tabulas testamenti). Первостепенная роль наследования по завещанию сказывалась также на обозначении, которым пользовались, когда речь шла о втором виде наследования: оно именовалось seccessio ab intestato – наследование при отсутствии завещания. Римские источники послужили также основой появления и другого термина – наследование по закону. Остановимся более подробно на видах наследования.

2. Агнаты, т.е. лица, которые были в прошлом связаны с наследодателем отношениями подвластности и состояли бы в подобной связи, если бы не происшедшая ранее смерть их общего paterfamilias или если один из них не превратился в результате эмансипации в юридически самостоятельное лицо. Если имелось несколько агнатов, то к наследованию призывался ближайший, т.е. стоявший в кровном отношении к умершему ближе, чем прочие агнаты. Если он не принимал наследства, то оно не переходило ни к кому, и становилось выморочным, то есть действовал принцип однократности призвания к наследству. То есть при наследовании по закону не допускалось преемство.

Наследование по праву представления применялось, если после смерти наследодателя среди последующих родственников в живых были дети умершей дочери или сына. Им полагалась та доля, которая перешла бы умершему родителю, если б он пережил наследодателя.

Обязательными («свои», heredes sui) считались те наследники, которые жили вместе с наследодателем, пока он не умер. Прием ими собственности подразумевал ее сохранение в семье, что обеспечивало экономическую стабильность. Поэтому закон привлекал к наследованию в обязательном порядке, искоренив вероятность отказа.

Также приобрести наследственную массу можно было в случае овладения по сроку давности. Для этого нужно было пользоваться собственностью из «лежачего» наследства на протяжении года. После этого лицо считалось собственником имущества в целом. В данном случае не соблюдались сроки давности, не бралось во внимание желание наследодателя. Поэтому в классический период такое присвоение считалось не заслуживающим уважения и право собственности приобреталось только на вещь во владении.

Позже, по классическому праву, чтобы устранить подобные покушения, лежачее наследство числилось за умершим до его получения новым правопреемником. Применялась фикция, по которой владелец продолжает жить до перехода прав собственности как юридическое лицо. При принципате наследство умершего закреплялось за государством до наследования.

В древнейшем римском праве такое имущество именовали бесхозным (res nulljus), потому что оно ни к кому не относилось. Его открывали после смерти наследодателя, вместе с этим устанавливали круг лиц, призываемых к наследию. Однако правопреемники не могли приобрести власть над наследуемым имуществом до тех пор, пока не вступят в законные права. На этом этапе вещи никому не принадлежали.

Первую очередь наследников составили нисходящие родственники наследодателя (сыновья и дочери, внуки и т.д.). Между нисходящими родственниками одной степени родства (напр., между всеми сыновьями и дочерьми наследодателя) наследство при наследовании по закону делилось поровну. К наследству в первоочередном порядке призывались нисходящие родственники более близкого к наследодателю родства (напр., если у наследодателя были дети и они не отказывались от наследства, внуки к наследованию уже не призывались). Эти правила распространялись и при наследовании наследниками других очередей наследования.

Первоочередными наследниками являлись непосредственные подвластные наследодателя (дети, внуки от ранее умерших детей, не вышедшие из-под власти домовладыки к моменту смерти последнего). Они получали наследство независимо от воли принять его, т.е. являлись «необходимыми наследниками».

Если после наследодателя не оставалось «необходимых наследников», к наследству призывался ближайший агнатский родственник умершего. Он мог не принимать наследство, в таком случае наследуемое имущество становилось выморочным, преемство правомочий наследника не допускалось.

Как и прежде, лишь в последнюю очередь к наследованию призывался переживший наследодателя супруг. Однако при этом пережившая мужа вдова получала право на необходимое наследование в размере одной четверти от наследства; если наследников было более трех, то наследственная доля вдовы равнялась их долям.

Агнаты – это лица, принадлежащие к одной семье и находящиеся под властью умершего главы этой семьи — братья, сестры и мать умершего. При наличии нескольких агнатов к наследованию призывался ближайший агнат — лицо, которое имело ближайшую родственную связь с наследодателем. Если ближайший агнат не принимал наследства, то по закону последующий не призывался к наследованию.

Corpus iuris civilis Юстиниана различал пять очередей наследников — все нисходящие наследники, восходящие родственники наследодателя, неполнородные братья и сестры наследодателя, все остальные боковые родственники наследодателя и супруг (супруга) наследодателя. Нисходящие наследники — это сыновья, дочери и внуки от ранее умерших сыновей, при этом усыновленные дети наследовали наравне с родными детьми наследодателя. Восходящие родственники наследодателя — это отец, мать, дед, бабка, полнородные родные братья, сестры и дети умерших полнородных братьев и сестер.

Еще почитать --->  Может ли управляющая компания подать в суд на прописанного жильца а не на владельца ,если стоит стчетчик?

Наследование проходившее по правилам и в порядке установленном законом, где основным признаком наследования по закону было наличие родства между наследником и наследодателем, называлось наследованием по закону. Законы XII таблиц различали три очереди наследников — Свои, Агнаты и Когнаты.

Преторским правом система наследования, основаная на агнатическом родстве, была заменена преторской системой наследования, включавшей следующие четыре очереди наследников — дети наследодателя, все агнаты, когнаты при родстве до шестой степени и переживший наследодателя супруг (супруга). В Преторском эдикте о bonorum possessio было указание, что когда ближайший наследник не принимал наследство, оно открывалось следующему за ним по порядку наследнику.

Свои или необходимые наследники — это лица, находившихся в момент смерти наследодателя непосредственно под его властью — дети или внуки от ранее умерших подвластных детей. Когда не оставалось наследников первой очереди, к наследству призывалась вторая очередь.

1. Из-за небрежности Стиха, который не следил за состоянием забора на участке, который он должен был охранять, туда проник скот его соседа Панфила. На требование Стиха выгнать свой скот с его участка и не пускать его больше, Панфил ответил отказом, указывая на то, что не мешало бы Стиху сначала отремонтировать забор. Не придя к соглашению, спорщики обратились к претору. Какого рода защиту они могут требовать, исковую или интердиктную? Каковы будут действия претора? 2. Сильный ветер, сорвав с крыши дома черепицу, увлек ее на соседний двор, где ею была убита овца. Возможен ли иск к хозяину черепицы? Если да, то личный или вещный? О чем будет этот иск? Каким образом будет исчисляться его сумма? Составьте формулу иска. 3. Некий студент, изучающий право в Берите, предложил старьевщику свою хламиду для продажи, вложив в карман золотой солид. Нащупав деньги покупатель тотчас же заплатил требуемую сумму, явно превысившую обычную стоимость хламиды. Получив требуемую сумму, студент, не выпуская хламиду из рук, вытряхнул из нее монету, после чего отдал ее старьевщику. Старьевщик возопил и потащил студента к претору, обвиняя его в обмане. В свою защиту студент выдвинул следующую эксцепцию: «Во-первых, солид, как и любая другая монета, не продается, во-вторых, деньги ни в коем смысле не являются принадлежностью одежды, а поэтому, применительно к данному случаю невозможен ни иск об обмане, ни иск о возмещении ущерба». Будучи студентом-правоведом, студент даже сам составил формулу эксцепции. Составьте и вы такую формулу (не забывайте, что в эксцепции «ответчик является истцом» – D. 44, 1,1). Выслушав студента, претор с его аргументацией не согласился и удовлетворил иск старьевщика. Составьте формулу такого иска, предварительно решив: О чем должен быть этот иск? Может ли, например, старьевщик настаивать на возмещении убытка, и если да, то как он должен исчисляться? Следует ли потребовать возмещения разницы между действительной стоимостью вещи и уплаченной за нее ценой или же разницы между действительной стоимостью имущества, ставшего предметом купли-продажи, и той суммой, которую он за нее заплатил, или, может быть, ущерб должен быть оценен в один золотой солид? Может ли в данном случае речь идти о сознательном обмане (dolus), а значит о пороке соглашения? Наконец, согласны ли вы с решением претора или же можете предложить какое-либо иное решение этой задачи? 4. Марк неоднократно напоминал Туллию о необходимости возвратить долг в 100 сестерциев. Туллий каждый раз уклонялся, но затем сказал: «Я заплачу, но дай мне клятвенное обещание, что ты не будешь мне больше напоминать об этом». Марк поклялся, а Туллий все не платил. Будучи не в силах самостоятельно разрешить создавшуюся дилемму (если молчать, ничего не получишь, если напомнить, нарушишь клятву), Марк обратился за помощью к претору. Есть ли выход из этой ситуации? 5. В диалоге Цицерона «Об ораторе» описывается случай, когда адвокат истца упорно добивался разрешения претора на завышенную сумму иска, а адвокат ответчика напротив стремился всячески снизить сумму искового требования. Цицерон назвал действия обеих сторон как безграмотные. Почему?

Гай. Институции. Книга первая, 56–141. Институции Юстиниана. Книга первая, титулы 9–12. Дигесты . Книги с двадцать третьей по двадцать шестую. Юлий Павел. Сентенции. Книга вторая, титулы 19–29. Дополнительная литература Гуляев А.М. Предбрачный дар в римском праве и в памятниках византийского законодательства. Дерпт, 1891. Загурский Л. Брак и конкубинат у римлян. Харьков, 1883. Загурский Л. Учение об отцовской власти по римскому праву. Харьков, 1885. Казанцев Л. О разводе по римскому праву в связи с историческими формами римского брака. Киев, 1892. Культура Византии. Т.2 (Часть 18: Быт и нравы). М., 1989, с. 593 сл.

1. Завещатель выразил свою волю в том, чтобы опекуном его детей, минуя ближайшего агната, сделался его раб Панфил. Законно ли это? Отпускается ли тем самым этот раб на волю? Может ли раб отказаться от этой почетной обязанности? 2. По смерти наследодателя, не оставившего завещания, на наследство стали претендовать бывший подвластный родственник умершего и эмансипированный сын. Кому отдаст предпочтение претор. Поясните. 3. Некто отказал часть своего наследственного имущества казне на сооружение общественного здания, часть – погребальной коллегии и часть – корпорации, в которую он входил. Какая из названных организаций не может быть отказополучателем? 4. Наследодатель и наследник в равной мере были отягощены долгами. Претор разрешил кредиторам наследника удовлетворить свои требования только после того, как будут выплачены все долги кредиторам наследодателя. Не получив своего сполна, последние стали требовать возмещения из имущества самого наследника. Законно ли это требование? Что останется кредиторам самого наследника? Как следовало поступить претору? Что такое «льгота отделения». 5. Не имея собственных детей, Луций решил усыновить своего внучатого племянника и назначил его в завещании наследником всего имущества. Однако вскоре после смерти Луция его жена родила сына. Имеет ли новорожденный какие-либо права на имущество своего отца? Кто и в каких долях будет наследником? 6. В трактате «Об обязанностях» Цицерон рассказывает о знаменитом судебном споре Мания Курия. Проблема состояла в следующем: некто Копоний назначил Мания Курия своим наследником в случае, если у завещателя родится сын и этот сын умрет, не достигнув совершеннолетия. Однако случилось так, что у завещателя вообще не родилось никакого сына, поэтому возник спор о том, имеет ли Маний Курий право на наследство. Квинт М. Сцевола, знаменитый правовед, считал, что Курий не может претендовать на наследство, так как в тексте завещания явно оговаривается условие, которое не реализовалось. Защитник Курия Луций Крас и солидарный с ним Цицерон считали, что здесь необходима интерпретация воли завещателя, то есть, Копоний желал видеть Курия своим наследником и в случае отсутствия сына. Какими правовыми принципами руководствовались оппоненты, выдвигая свои доводы? Как бы вы решили этот казус? 7. Некто заказал мастеру изготовление дорогого кресла, для чего предоставил материал. Мастер выполнил заказ, однако когда он пришел на дом к заказчику, выяснилось, что тот накануне скончался. Мастер пытался продать кресло, но безуспешно. Не найдя покупателей на кресло, мастер обратился к наследникам своего покойного заказчика с просьбой приобрести кресло и оплатить заказ, тем более что материал был предоставлен самим заказчиком. Должны ли наследники оплатить работу? Что будет, если они не согласятся это сделать? 8. У юриста Сальвиана приводится такой казус. Никто, умирая и оставляя жену в ожидании ребенка, завещал, чтобы его имущество было разделено так: если родится сын, то он получит две трети, а вдова – одну треть, если родится дочь, что она получит одну треть, а вдова две трети. Однако случилось так, что родилась двойня: мальчик и девочка. Как разделить наследство? 9. В начале нашей эры жители Иудеи не раз поднимали восстания против римского владычества, которые были жестоко подавлены римлянами. Один богатый иудей, боясь расхищения своего имущества после подавления восстания Симона Бар-Кохбы в 125 г., составил завещание, в котором отказал половину своих богатств сыновьям, а половину – императору Адриану. Однако наместник Сирийской провинции, в состав которой входила Иудея, конфисковал его имущество в пользу императорской казны – фиска. Мог ли иудей рассчитывать на возвращение сыновней половины имущества по суду? 10. Семпрония после смерти мужа находилась под опекой деверя. Будучи проездом в окрестностях Рима, она продала принадлежащую ей упряжку волов местному жителю Винтидию Бассу, не знавшему о том, что Семпрония находится под опекой. Тот немедленно отдал эту упряжку в аренду Муцию Пию. Спустя три года опекун Семпронии потребовал от Басса вернуть упряжку, но тот умер, не успев оспорить это требование или исполнить его. Басс не оставил после себя завещания и не имел наследников по закону. Тогда опекун потребовал возврата упряжки от Муция. Тот отказался это сделать, сославшись на то, что он стал ее собственником по давности владения. Какова должна быть дальнейшая судьба этой упряжки? 11. Гай приобрел золотую чащу у лица, которое, будучи наследником по закону, получило ее в составе наследства. Через два месяца чаша была у Гая украдена, а еще через два месяца он увидел ее выставленной на продажу в лавке Корнелия. Как выяснилось, последний приобрел ее у проезжего торговца. Может ли Гай истребовать чашу исковым порядком, если в момент подачи иска обнаружилось завещание, в соответствии с которым умерший наследодатель лишал наследника по закону, продавшего чашу Гаю, всех прав на наследство и завещал все свое имущество третьему лицу? 12. Некий пожилой римлянин назначил наследником своего эмансипированного сына, давно жившего отдельно, с условием, если тот женится и обзаведется детьми. Когда отец умер, сын вступил в наследование его имуществом, так как других детей у отца не было. Однако он не выполнил условие завещания и не обзавелся семьей. По этой причине его дядя, брат отца, потребовал себе имущество умершего, мотивируя это требование тем, что сын эмансипирован и не выполнил условие завещания, а он, будучи братом, является агнатом покойного и, имея детей, обеспечит продолжение их рода. Кто выиграет в возникшей тяжбе? 13. После смерти римского землевладельца было вскрыто завещание, в котором он оставил городской дом со всем имуществом своим детям. Но завещание было составлено некоторое время назад и за этот срок домовладыка успел приобрести сельскую виллу, которая в завещание включена не была. На эту виллу заявили претензию семьи братьев и сестер покойного, мотивируя это тем, что они являются агнатами и, следовательно, наследниками по закону. Кому достанется вилла? 14. Римский домовладыка решил завещать имущество всем членам своей большой фамилии. В ее состав входили его дети, жена, две незамужние сестры и несколько рабов. В завещании он назначил наследниками сыновей, указав, что оставляет им и их матери три четверти имущества. Оставшейся четвертой частью он специально не распорядился, полагая, что она достанется сестрам как его законным наследницам. Правильно ли он выразил свою волю? 15. Умерший домохозяин оставил завещание, в котором помянул всех своих детей и ближайших агнатов. Но к моменту вступления в наследство его старший брат также умер. На его долю наследства заявили претензию его дети, племянники завещателя. Возникла тяжба между детьми обоих братьев. Каковы аргументы сторон в этой тяжбе? Кто победит в споре за наследство? 16. Некий домовладыка очень любил одного из своих сыновей и в завещании отказал ему большую часть семейного имущества, оставив остальным трем сыновьям лишь четвертую часть. Обидевшиеся братья после смерти отца обратились к претору за помощью с просьбой разделить отцовское имущество между ними поровну. Пойдет ли претор им навстречу? В состав отцовского имущества входил раб Стих, и по его поводу отец сделал особое распоряжение, предписывая наследникам отпустить его на волю за верную службу. Изменится ли судьба Стиха в случае, если претор удовлетворит требование остальных братьев? 17. Отправляя сына на учебу в Грецию, римский гражданин дал ему с собой верного раба. Этот раб проявил себя деловым человеком и нажил немалые деньги, используя в деловых операциях с перегринами имя своего господина – римского гражданина. Этого состояния оказалось с лихвой достаточно для содержания сына и он, прижившись в Греции, остался там на многие годы, обзавелся семьей и крепким хозяйством. Раб тоже женился и жил отдельно от молодого господина в собственном доме со своими детьми. Затем раб умер, и из его завещания обнаружилось, что доходы его были большими, чем об этом знали окружающие. Половину своего имущества он оставил детям, а половину господину, которого так долго содержал в Греции. Однако господин не пожелал делиться с детьми раба и забрал себе все его имущество, мотивируя это тем, что раб не может оставлять завещаний. Но воспользоваться этим богатством он не успел, неожиданно и сам умерев. Во вскрытом завещании оказалось написано, что половина всего имущества завещана детям и жене, а половина отцу и двум братьям. Какая доля имущества, накопленного рабом, достанется отцу умершего в Греции сына? 18. В завещании умершего гражданина было сказано, что все его имущество в равных долях оставляется всем детям без исключения. Сложность ситуации состояла в том, что младший сын наследодателя родился через неделю после смерти отца, а старший сын трагически погиб за несколько дней до смерти отца, что и подорвало его силы. Будут ли в числе наследников, вступивших в наследство, фигурировать сын постум, родившийся последним, и два малолетних сына погибшего старшего сына домовладыки Гая? 19. Сходный случай произошел с римским легионером эпохи императора Траяна. Получив известие о смерти отца, он смог вернуться в Италию из Сирии только через два года. По возвращении он обнаружил, что оставленный ему в наследство земельный участок занят соседом, а постройки на нем разобраны и мебель унесена жителями соседней деревни. Он подал иски против соседа-землевладельца и расхитителей из деревни. Жители деревни испугались и частично вернули добро, но сосед заявил, что он добросовестно владел землей уже два года и теперь является ее собственником. Какое решение вынесет судья по искам легионера-наследника? 20. Римский гражданин не имел родственников, кроме единственного сына, которому было всего 10 лет. Неожиданно он заболел и понял, что умирает. Тогда он купил раба и оставил завещание, в котором давал этому рабу свободу и назначал его своим наследником вместе с сыном, с условием, чтобы тот заботился о нем до его совершеннолетия. Но раб, получив свободу, оказался неблагодарным и отказал сыну своего благодетеля в поддержке. Взяв свою половину наследства, он оставил мальчика без присмотра. Мальчик обратился за советом к юрисконсульту. Тот посоветовал оспорить наследование бывшего раба у претора, поскольку тот не выполнил условие наследодателя и не заботился о его сыне. Будет ли такой иск иметь успех? Другой юрисконсульт посоветовал привлечь вольноотпущенника «за неблагодарность», так как он оставил без поддержки сына своего патрона, не выполнив таким образом воли последнего. Привлеченный к суду отпущенник заявил, что мальчик не является его патроном, так как он отпущен на свободу не им, а по завещанию его отца. Поэтому отпущенник не считает себя обязанным заботиться о нем. Что решит судья? 21. Кредитор римского гражданина согласился дать длительную отсрочку уплаты долга при условии, если должник составит завещание, в котором сделает его главным наследником в обход своих родственников. Через некоторое время после составления завещания должник действительно умер, и его кредитор вступил в права наследования его недвижимостью. Родственники попытались оспорить правомерность такого завещания у претора. Но тот сослался на свободу завещания и отказал в иске. Правильно ли он поступил? Чтобы довершить победу, кредитор предъявил при разбирательстве договор, в котором должник принимал на себя обязательство сделать кредитора наследником. Увидев текст договора, претор тут же переменил свое решение и объявил завещание недействительным. Почему? 22. Сын римского сенатора, жившего в окрестностях Лютеции, полюбил простую галльскую девушку и решил на ней жениться. Отец был против такого брака, но сын обратился за помощью к императору Александру Северу и заключил брачный союз с возлюбленной. Раздосадованный отец умер от инфаркта, и большую часть его огромного состояния унаследовали молодые. Но у нашего героя была молодая мачеха, которая в завещании назначалась опекуном сына, а кроме того имела от первого брака двух детей, которым от их отчима сенатора ничего не досталось. Стремясь сохранить для них хоть что-то, она тайно подсыпала сыну сенатора яд, и он умер. Однако за несколько дней до этого он успел оставить завещание, в котором назначал наследницей свою жену. Мачеха оспорила завещание под тем предлогом, что сыну сенатора было всего 20 лет, и как persona minoris он не мог составлять завещания. Поэтому на правах жены сенатора и опекуна его сына она потребовала передачи ей управления имуществом сенатора. Провинциальный судья обратился за консультацией в императорскую канцелярию. Каков будет ответ? 23. Римский сенатор Марк Аквилий утонул, купаясь в Дунае во время инспекционной поездки в Дакию по заданию императора Септимия Севера. Его большая семья, не обнаружив завещания, оказалась перед необходимостью наследования по закону. В числе претендентов на наследство были жена сенатора, их старшая дочь, которая недавно развелась с мужем, их взрослый сын, эмансипированный отцом три года назад и служивший военным трибуном в Паннонии, два сына и дочь, жившие с отцом и матерью, и усыновленный сенатором сын его умершего друга, некогда спасшего сенатору жизнь в походе против германцев. В какой очередности они вступят в наследство? 24. В эпоху политического кризиса и упадка нравов в III в. некий молодой развращенный римлянин с детства тяготился семейными узами и вынашивал планы разбогатеть и освободиться от власти отца. Достигнув совершеннолетия, он не нашел ничего лучше как подстроить гибель своего старшего брата на глазах престарелого отца. От переживаний отец скончался и его бесчестный отпрыск тут же уничтожил его письменное завещание, хранившееся в семейном святилище. На похоронах присутствовали незамужняя сестра малолетнего злодея, средний брат со своими двумя детьми и сын погибшего старшего брата. Выпив бокал вина на поминках, средний брат неожиданно почувствовал себя плохо и к утру скончался. Так наш герой остался единственным необходимым наследником мужского пола, и полагал, что имеет право на все имущество своего отца (сестру он в расчет не принимал, полагая, что женщины не наследуют). Оправдаются ли его расчеты? 25. После смерти домовладыки ему наследовали по закону четверо его детей. Один из сыновей был эмансипирован и, поразмыслив, отказался от своей доли наследства? Почему оно могло быть ему невыгодно? На эту долю стал претендовать племянник покойного, сын его брата. Первоначальные наследники, два брата и сестра, уже поделили имущество, и их двоюродный брат обратился к претору за помощью. Получат ли поддержку его претензии? 26. Один из полководцев Юстиниана погиб, оставив родственникам большое наследство. Оно должно было быть поделено между ними по закону. Его женой была пленная славянка, которую не очень жаловали родственники мужа из-за неродовитости и отсутствия приданого. В число претендентов на наследство входили три сына и две дочери умершего, его родители, два его родных брата. Что получит вдова погибшего? 27. Римский легионер Марк приехал летом в гости в поместье своего деда, который, не имея наследников, очень любил внука и назначил его наследником всего своего имущества. Однако внук узнать об этом не успел, так как почти сразу же после приезда, занимаясь с дедом фехтованием, нечаянно убил его. За это, хотя и невольное, убийство Марк понес суровое наказание. Когда же, спустя несколько лет, он снова получил свободу, возник вопрос: может ли он быть назначен наследником имущества своего деда, ведь других наследников по-прежнему не было? Мнения юристов по этому поводу разделились. Как бы вы решили этот казус?

Гай. Институции. Книга 2, 1–97. Институции Юстиниана. Книга 2, титулы 1–9. Дигесты . Книга 1, титул 7; книги 6–10; 15. Павел. Сентенции. Книга первая, титулы 14–17; Дополнительная литература по теме «Вещное право» Дождев Д.В. Основные формы защиты владения в римском праве. М., 1996. Савельев А.В. Dominium и proprietas в римских юридических источниках классического периода, Древнее право. №1. 1996, с. 112–123. Юшкевич В.А. О приобретении владения по римскому праву. М., 1908.
ТЕМА ЧЕТВЕРТАЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО Сделки. Реквизиты юридической сделки. Ошибки при заключении сделок. Сделки, заключенные под влиянием обмана или насилия. Последствия недействительности сделки. Понятие обязательства (obligatio). Условия действительности обязательств и порядок их заключения. Содержание договора. Цель (causa). Гарантии. Стороны в обязательстве. Личный характер обязательств. Замена лиц в обязательстве. Представительство. Исполнение обязательств и ответственность за их просрочку или неисполнение. Невозможность исполнения. Возмещение ущерба и прекращение обязательства помимо исполнения. Виды обязательств. Обязательства из контрактов. Основные разделения: (1) устные контракты (стипуляция, поручительство, обещание установить приданое, клятвенное обещание), (2) письменные контракты, (3) реальные контракты (заем, ссуда, договор хранения или поклажи, залог), (4) консенсуальные контракты (договор купли-продажи, договор найма вещей или услуг, договор подряда, поручение, договор товарищества), (5) безымянные контракты (договор мены, оценочный договор, инспекция), (6) пакты. Обязательства как бы из контракта (квазиконтракты – quasi ex contractu). Обязательства из правонарушений или как бы из правонарушений (ex delictu, quasi ex delict o ): кража, грабеж, противоправное нанесение ущерба, оскорбление личности, квазиделикты. Понятие обязательства (obligatio) Любой член общества, обладающий правосубъектностью, добровольно берет на себя определенные обязательства, которые приняты в данном обществе. Обязательство заключается в обещании что-либо совершить в пользу другого лица или всего общества. Такое действие не должно выходить за пределы принятого в данном обществе или представлять собой что-либо чрезмерное, большее, чем нужно. В такой ситуации каждому члену общества гарантирована возможность быть кредитором или должником, и любое конкретное притязание кредитора находится в рамках требования соблюдения определенного права, действующего в определенном сообществе: «Сущность обязательства состоит не в том, чтобы какое-либо тело или сервитут становились нашими, но в том, чтобы другое лицо было обязано в нашу пользу перенести собственность или сделать что-либо, или обеспечить (D. 44,7,3)». Таким образом, благо, которое приобретает кредитор в результате исполнения должником обязательства, носит нематериальный характер (является res incorporalis), а отношение между сторонами в обязательстве носит волевой характер. Должник свободен исполнить обязательство и становится зависимым от кредитора только в случае неисполнения обязательства. Ответственность должника в таком случае носит потенциальный характер, а правовое регулирование обязательственных отношений исключает ситуацию личного подчинения должника кредитору, тем самым не умаляя его свободу как лица, действующего в рамках возложенных на него обязательств. Должник не подчинен кредитору, а согласен с некоторыми, обусловленными обязательствами, элементами, ухудшающими его положение в пользу кредитора. В древнейшую эпоху гарантией исполнения обязательства служили (1) личная зависимость должника или его близких от кредитора в случае неисполнения обязательства (vades, praevades), (2) торжественная клятва – sponsio. Обещать мог или сам должник, или sponsor, лицо, дающее гарантии. Классические юристы выделяли два источника обязательств: 1. Обязательства из соглашения (ex contractu), 2. Обязательства помимо соглашения, которые, в свою очередь, делятся на обязательства из правонарушения (ex delicto), а также «как бы из договора» и «как бы из правонарушения». Обязательство со стороны должника состоит в обещании нечто предоставить. Предоставление по обязательству должно (1) иметь имущественное содержание, (2) быть личным (никто не может наложить обязательство на другое лицо), (3) определенным (предоставление должно быть точно определено, поскольку в противном случае нарушается принцип равенства сторон), (4) возможным, (5) дозволенным. Обязательство, не удовлетворяющее этим требованиям, не имеет юридической силы. Различается три вида предоставления: (1) dare, вещное обязательство предоставить какую-либо вещь в пользование или владение, (2) facere, обязательство совершить какое-либо действие, понятое расширительно включает в себя также и первый вид, (3) praestare, обязательство предоставить гарантии. Обязательства могут быть альтернативными, когда заранее оговариваются несколько вариантов предоставления, или родовыми, когда речь идет не о конкретном предмете, а о продукте, имеющем родовые качества. В этом последнем случае заранее оговариваются вид, качество и количество вещи. Обязательство может быть солидарным, то есть касаться нескольких должников и кредиторов. В случае неисполнения обязательства, должник несет ответственность. Различаются: 1. Невозможность исполнения обязательства: (а) Невозможность исполнения по вине непреодолимой силы, например, в результате стихийного бедствия. В этом случае риск несет собственник вещи. (б) Невозможность исполнения по вине должника, например dolus (злой умысел), culpa (вина), custodia (пренебрежение необходимостью охраны), neglegentia (небрежность), imperitia (неопытность); 2. Просрочка исполнения (mora); 3. Действия во вред кредиторам. Отдельные виды обязательств 1. Обязательства из контрактов «Некоторые соглашения всеобщего права порождают иски, некоторые – исковые возражения. Те, которые порождают иски, уже не называются соглашениями, но получают собственно наименование контракта (D. 2,14, 7)». Обязательства из контрактов могут быть односторонними и двухсторонними, в зависимости от того, сколько сторон в данной сделке несет обязательство (например, заем – это одностороннее, а договор поручения – двустороннее обязательство). Контракты классифицируются по способу их заключения. По этому признаку выделяются: – вербальные и литеральные контракты (когда содержание соглашения выражается словами, соответственно, устно или письменно – стипуляция); – реальные контракты (когда соглашение сопровождается передачей вещи – res, например, заем, поклажа); – консенсуальные контракты, для заключения которых необходимо, чтобы стороны пришли к согласию (при этом никаких иных формальностей не требуется, достаточно, например, письма или сообщения вестника, выражающего согласие заинтересованных сторон). Наконец, некоторые типы соглашений, которые не могут быть четко определены в рамках данной классификации, получили название фактических или безымянных контрактов (примеры: мена, комиссия и др.). Классифицируются такие контракты на основании схемы, по которой они строятся: do ut des; do ut facias; facio ut des; facio ut facias. Все остальные сделки, которые не принадлежали ни к одному из этих типов и заключались в свободной форме, получили название пакты. Различались также обязательства как бы из контрактов, к которым относились, например ведение чужих дел без поручения, исполнение недолжного. 2. Обязательства из деликтов Частное правонарушение – delictum – отличается от уголовного – crimen – тем, что нарушитель преследуется по инициативе частного лица. Штраф с нарушителя изымается в пользу этого лица. Уголовное преступление, напротив, затрагивает интересы общества в целом. Любой римский гражданин мог начать уголовный процесс. Штраф взимался в пользу римского народа. Выделялись такие виды деликтов как кража (furtum), грабеж (rapina), противоправное нанесение ущерба, оскорбление личности. Обязательства как бы из деликтов включают гипотезы виновного поведения, преследуемые посредством преторских исков. К ним относились, например, ситуации, когда судья обращает процесс на себя, если он умышленно нарушает порядок судебного разбирательства. К квазиделиктам относили также преступную небрежность, действия, создающие угрозу для окружающих и др. Вопросы для обсуждения на семинарах по теме «Обязательства» · Реквизиты юридической сделки. Сделки абстрактные и каузальные. Содержание сделок. Форма сделок. Воля и волеизлияние в сделках. · Ошибки при заключении сделки. Сделки с пороками волеизлияния. Сделки с пороками содержания и формы. Ничтожные и оспоримые сделки. · Сделки, заключенные под влиянием обмана или насилия. Умысел . Actio doli и exceptio doli. · Акцидентальные элементы сделки: сроки и условия. Условия позитивные, негативные, отлагательные, отменительные и др. Сроки начальные, конечные и др. · Первопринципы учения об обязательствах. Систематика и источники обязательств. Реквизиты предоставления по обязательству. Виды обязательств (обязательства альтернативные и родовые, неделимые и солидарные и т. д.) · Неисполнение и ответственность. Невозможность исполнения обязательства. Просрочка. Ответственность за неисполнение обязательства. Действия во вред кредиторам. · Гарантии исполнения обязательства. Личные гарантии. Реальные гарантии. Фидуциарная сделка. Залог. Ипотека. Исковая защита кредиторов. · Прекращение обязательств (исполнение, замена исполнения, зачет, конкуренция оснований, новация). Оборот требований по обязательствам. Цессия. · Вербальные контракты. Стипуляция. Клятвенное обещание либерта. Публично данное обещание. · Литтеральные контракты. Специфика литтеральных контрактов в римском праве. · Реальные контракты. Заем. Ссуда. Поклажа. Секвестрация. Фидуциарный договор. Залог. · Консенсуальные контракты. Купля-продажа. Наем вещей и услуг. Товарищество. Поручение. · Безымянные контракты. Классификация сложных контрактов. Мена. Комиссия. Инспекция. · Пакты и квазиконтракты. Ведение чужих дел без поручения. Исполнение недолжного. · Обязательства из деликтов и квазиделиктов. Кража. Грабеж. Противоправное нанесение ущерба. Аквилиев закон. Оскорбление личности.

Еще почитать --->  Сколько стоит сделать завещание у нотариуса на квартиру в Москве

Загурский Л. К учению об юридических лицах. М., 1877. Коптев А.В., перевод и комментарий. Кодекс Феодосия о колонах, Древнее право. №1. 1996, с. 262-312. Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. М.: Лань, 1999, с. 162-179. Суворов Н.С. О юридических лицах по римскому праву. М., 2000 (Классика российской цивилистики).
ТЕМА ТРЕТЬЯ ВЕЩНЫЕ ПРАВА Права вещные и обязательственные. Понятие вещь (res). Классификация вещей: pecunia et familia, res mancipi et res nec mancipi, вещи родовые и индивидуальные (genera et species), вещи делимые и неделимые, часть вещи (pars rei), плоды (fructus), res corporales et res incorporales. Владение. Понятие и виды владения, установление и прекращение владения, защита владения. Право собственности. Формирование права собственности, содержание права частной собственности, приобретение и утрата права частной собственности, совместная собственность, защита права частной собственности. Права на чужие вещи. Основные разделения: сервитуты (предиальные, личные, их защита), узуфрукт и квазиузуфрукт, право пользования, эмфитевсис, суперфиций, залоговое право. 1. Вещные иски (actiones in rem) и обязательственные иски (actiones in personam) С точки зрения его защиты вещное право, то есть право на обладание вещью, принципиально отличается от обязательственного права. Прежде всего, вещь не имеет своей воли и не способна совершать действия, поэтому на обладание ею может посягнуть кто угодно. Значит, защита права собственности на вещь должна осуществляться против любого потенциального нарушителя этого права. Такая защита называется абсолютной, в отличии от относительной защиты обязательственного права, когда выполнение обязательства может требоваться только от конкретного лица или группы лиц, заключивших это обязательство. Право на обладание вещью (право господства или собственности – dominium) является абсолютным еще и в том смысле, что только собственник может с полным основанием сказать, что вещь принадлежит ему, во всей полноте его качеств. Это позволяет четко различить между правом на вещь и фактическим обладанием самой вещью. 2. Классификация вещей В Институциях Гая (2, 2.10) дается такое разделение вещей на типы: одни вещи являются вещами божественного права (такие как res sacra, то есть те, что принадлежат божеству на основании публичного решения, и поэтому не могут быть предметом частного права, и res religiosae, то есть те, что стали религиозными в результате действия частного лица, например, места захоронений), другие – человеческого. Далее, вещи человеческого права могут быть или публичными (res publicae, такие, например как вещи в общественном пользовании, дороги, стадионы, порты, государственная казна, оружие, вещи, являющиеся объектом коммерческой деятельности государства, например, земля, имущество общин), или частными (res privatae – вещи в гражданском и коммерческом обороте (in commercio), принадлежащие отдельным лицам). Далее, в хозяйстве различаются familia (это свободные члены семьи, которые не могут быть объектами оборота, не будучи вещами, res extra commercium, например, семейные святыни и т.д.) и pecunia (от pecus – скот, куда включаются все остальные вещи, могущие стать объектами юридических актов). Вещи могут принадлежать к обоим этим классам, например, раб как домоработник и как объект сделки. Таким образом, все эти разделения носят скорее функциональный, нежели природный характер. С точки зрения приобретения права собственности на них вещи делятся на res mancipi (то есть те, которые могут быть отчуждены только в результате специальной процедуры mancipatio или уступки на суде in iure cessio, например, имения, рабы, рабочий скот и т.д. Полный список см. Ulp., Reg.,19,1) и res nec mancipi (то есть те, которые могут быть просто переданы во владение в результате traditio). В позднейшую эпоху, по мере отмирания формализма манципации, вещи разделяли только на два типа – особо важные (pretiosiores) и простые. Вещи могут быть ценны своей индивидуальностью и незаменимостью (например, художественное произведение), или же оцениваться исключительно с точки зрения их принадлежности к определенному виду (species) или роду (genera) и быть, следовательно, потенциально заменимыми (например, деньги, материалы). Вещи первого рода могут быть переданы в пользование, но не могут быть даны взаймы, поскольку им нет эквивалентной замены (например, книга как одна из многих и книга с автографом). По этому же принципу делятся вещи употребляемые и неупотребляемые. Вещи могут быть или делимыми, или неделимыми (а эти последние, в свою очередь, или individuus – те, которые неделимы в принципе и перестают существовать после их разделения, которое в этом случае фактически является уничтожением, или же indivisus – то есть те, которые не следует делить по каким-либо иным причинам). В этом же смысле вещи могут быть простыми (те, которые определяются одни духом (uno spiritu), например, раб, сад, строение), составными (комплекс строений) или собирательными. К последним относятся те, что имеют одно имя, например, семья, легион, сообщество. Часть вещи (pars rei), как следствие это такая вещь, которая не может рассматриваться отдельно от некой большей вещи, частью которой она является. Части вещи могут быть (функционально) неотделимы от самой вещи (как ключ от замка, кухонная утварь как части кухни, паруса как части корабля), или могут быть отделяемыми (инвентарь, украшения, тара, если вещь может быть использована без нее). Плод (fructus) – это потребляемая вещь, производная от вещи-матери, которая может быть отделена от нее без ущерба. Плоды потенциально возобновляемы, поэтому, например, плодами нельзя считать полезные ископаемые, извлекаемые из земельного участка, если только они не возобновляются. Плоды могут быть цивильными (например, доходы (redditum) от сдачи участка). Заметим, что проценты с денежных вкладов не есть плоды, поскольку они происходят не из самой вещи, а из нового обязательства. Наконец, вещи могут быть телесными и бестелесными (corporales vel incorporales, res quae sunt vel res quae intelleguntur, res quae iure consistunt). До телесных вещей можно дотронуться, бестелесные вещи могут быть помыслены (единорог), определены (понятие «свобода»), а также могут быть объектом права (обязательства, вещные или наследственные права). В теории права вещью является все то, чем можно владеть. 3. Владение Владение (possessio) – это прежде всего фактическое и телесное обладание вещью, поэтому в случае владения правами говорят о quasi possessio. Владение определяется по corpus – телесной связи с вещью и animus possidendi – намерению владеть вещью. Например, безумный или малолетний не могут владеть (и фактически, и юридически) до тех пор, пока они не обретут самосознание и не смогут выразить свою волю, при этом малолетний может начать владеть самостоятельно и без одобрения опекуна, но юридическим такое владение станет только после достижения им совершеннолетия, то есть правоспособности. Таким образом, юридическое владение дополняет фактическое. С другой стороны, отсутствие желания фактического владения вещью влечет утрату права владения (например, если хозяин вещи не противится захвату ее посторонним лицом, то он утрачивает право владения, поскольку налицо перемена в animus possidendi). Владеть можно или лично (possessio suo nomine), или «на чужое имя» (in possessione nomine alieno esse – например, все, что приобретает подвластный, находится во владении его владыки, подвластный, так сказать, «обеспечивает своей службой чужое владение» D. 41, 2,18). Держание, хранение, поклажа и тому подобное не являются, вообще говоря, владением. Различается титульное и беститульное (натуральное) владение. В первом случае для владения, как правило, имеется юридическое основание (iusta causa), например, владение как приданым, владение в качестве наследника, по давности (usucapio) и т.д. Примером беститульного (или натурального) владения является владение кредитора вещью, данной в реальный залог. Приобрести владение можно, или захватив вещь (occupatio), или получить ее от предыдущего владельца (traditio). Передача может быть произведена символически (traditio symbolica – например, передача ключей от склада как уступка владения), длинной рукой (traditio longa manu – когда бывший владелец сознательно покидает вещь, позволяя конкретному лицу завладеть ею) или короткой рукой (traditio brevi manu – в случае, когда владелец уступает право владения вещью тому, кто уже фактически владеет ею, например, как арендатор, который в результате этого процесса traditio становится владельцем). Защищается владение с помощью административных средств, так называемых владельческих интердиктов, среди которых выделяются восстановительные, запретительные и предъявительные (классификация Институций Юстиниана). 4. Право собственности Право собственности – это наиболее полное право на вещь, и оно может защищаться посредством исковых средств, а не только с помощью интердиктов. Собственник, утративший вещь, вправе прибегнуть как к интердикту для восстановления владения, так и к иску об истребовании своей собственности из чужого владения (виндикация). Понятие собственности в значительной степени абстрактно – собственник продолжает оставаться таковым, даже если он утратил право распоряжаться вещью. Он вправе менять ее хозяйственное назначение, например, в случае установки суперфиция на недвижимость (см. подробнее далее). По этой же причине иск о собственности не исключает параллельного иска о владении (D. 41,2,12,1: nihil commune habet proprietas cum possessione). Право собственности (прежде всего, право собственности над своим я – свобода) является основополагающим началом индивидуации. Поэтому, личность, а также границы земельного участка (по праву квиритов) – сакральны. Их нарушение есть покушение на свободу владельца. Собственность абсолютна: она не может быть ограничена временем, а также пространством (земельный участок поглощает все от звезд до преисподней). Собственника (до тех пор, пока он свободный гражданин) никто не мог принудить отказаться от его собственности, даже в целях общественной пользы. Может ли право собственности быть ограничено? Само абстрактное право – нет, по определению, однако отдельные полномочия собственника могут быть ограничены (по причинам природным, по закону или по воле самого собственника и по соглашению с другими лицами). Такие ограничения в основном сводятся или к обязательству воздерживаться от определенных действий, или же к обязательству терпеть действия других лиц, что в конечном итоге укрепляет сам институт частной собственности как совокупность отношений отдельных собственников. Многочисленные случаи, когда соглашения подобного рода необходимы, возникают при хозяйственном использовании вещей (соображения удобства, экологические и т.д.). Вопросы для обсуждения на семинарах по теме «Вещи» · Классификация вещей . Res mancipi et res nec mancipi. · Владение и право собственности. Различие между этими институтами. · Владельческие ситуации. Титульное и беститульное владение. Владение на свое имя и пребывание во владении от чужого имени. Добросовестный и недобросовестный владелец. Владение на законном основании и порочное владение (vi, clam, precario). · Защита владения. Интердикты и преторские возражения, используемые при защите владения, их виды. · Ограничения права собственности. Негативные и позитивные ограничения. Права по соседству. Коллективная собственность. · Защита прав собственности. Виндикационный иск (vindicatio). Иск посредством петиторной формулы (per formulam petitoriam). Ius retentionis. Негаторный иск . Кондикционный иск. · Способы приобретения права собственности. Приобретение права собственности по естественному праву или праву народов (захват ничейного, брошенного, природные приращения, присвоение плодов). · Приращение. Спецификация – придание материи нового вида, то есть создание новой вещи (пример – D. 41,1,7,7). Мнения римских юристов о спецификации. · Приобретение по давности (usucapio). Правило : res habilis titulis fides possessio tempus. Usucapio и longi temporis praescriptio. Сходство и различие этих институтов. · Способы производного приобретения. Правило : nemo plus iuris ad alium transferre potest, quam ipse haberet. Передача владения на законном основании. Процедуры Mancipatio. (Gai. 1, 119) In iure cessio (Gai. 2, 24). · Бонитарная собственность. Роль претора в регулировании вещных правоотношений. Преторские возражения и исключения. Публицианов иск. · Права на чужие вещи. Вещные сервитуты (функционально определенное бессрочное обременение одного имения или хозяйства в пользу другого). Пассивный характер сервитута. Определение сервитута из соображений хозяйственного использования участка. Отношение сервитута и права собственности. Установление и прекращение вещного сервитута. Узурпация сервитута. Приобретение и прекращение сервитута по давности. · Личные сервитуты. Узуфрукт (право пользования и извлечения плодов), его личный характер. Установление и прекращение узуфрукта. Защита прав узуфруктуария. Квазиузуфрукт. Право пользования. · Суперфиций (право застройки и использование построек), аренда государственной земли, насаждения (ius in agro vectigali, emphyteusis). · Залоговое право. Фидуциарный договор, залог и ипотека. Защита прав залогопринимателя.

Adblock
detector