Контрольная по римскому праву наследование по завещанию

2. Все прочие наследники. Они именовались внешними или посторонними наследниками (heredes extranei), так как они находились вне подвластности наследодателя и не образовывали совместно с ним единой семьи. Поскольку переход к наследникам этой категории выводил имущество за пределы данной семьи, закон не обязывал их к принятию наследства. Поэтому они именовались добровольными наследниками.

Завещанием в римском праве признавали не всякое распоряжение лица своим имуществом на случай смерти, а лишь такое, которое содержало назначение наследника. Такое назначение должно было быть в самом начале завещания. Завещание являлось односторонней сделкой, т.е. оно выражало волю только завещателя. Завещание не являлось договором, т.к. выражение воли наследника имеет место не при совершении завещания, а только после смерти завещателя, как самостоятельный акт. Односторонний характер завещания проявлялось также в праве завещателя в любое время односторонне изменить или отменить завещание[4].

Собственник имущества имел право сам определить, к кому и в каком объеме после его смерти должны перейти входящие в это имущество права и обязанности. Чтобы завещание приобрело юридическую силу, оно нуждалось в определенном оформлении. Цивильное право допускало три различных способа составления завещаний:

В римском праве известно сингулярное преемство, то есть предоставление лицу отдельных прав – так назывались легаты теория отказы. Наследственно-правовые отношения возникали, когда законный наследник, способный принять наследство, заявлял, что при­нимает наследство. Если речь шла о наследстве дееспособного на­следодателя и о вещах, могущих являться предметом наследова­ния, наследник получал все права, которыми прежде владел насле­додатель. Наследование, возможно, было или по завещанию, или по закону (если завещание не состоялось, признано недействительным, или наследник, назначенный в завещании не принимал наследства). Недопустимо было сочетание этих двух оснований при наследовании после одного и того же лица, т.е. переход одной части наследства по завещанию, а другой – по закону.

Приобретение наследства имело своим последствием также погашение взаимных обязательств, существовавших между наследником и наследодателем, поскольку в лице наследника соединялся после принятия наследства и креди­тор и должник по этим обязательствам; прекращение сервитутов, которые имел наследодатель на вещи наследника или, наоборот, — в силу наступавшего в этом случае совпадения в одном лице и права собственности и сервитута.

2. Форма завещания, чрезвычайно громоздкая в древнейшее время, постепенно упрощалась, но все-таки даже в праве Юстиниана была достаточно сложной (требовалось присутствие семи свидетелей, письменная форма не была безусловно обязательной). Наряду с частными завещаниями совершались и публичные (при участии органа государственной власти).

5. В завещании назначение наследника иногда сопровождалось возложением на наследника выполнения каких-либо действий, использования имущества по определенному назначению (например, на наследника возлагалась обязанность поставить памятник на могиле завещателя). Если наследник, получивший имущество (с возложением), не выполнит возложения, допускались меры понуждения в административном порядке 4 .

Статус наследника при определенных условиях могло получить любое физическое лицо, а также юридические лица, и даже рабы. Чтобы получить статус наследника, физическое лицо должно было жить в момент смерти наследодателя. Исключение составляли потомки наследодателя, родившиеся после его смерти.

«49. Если выше сказано, что вещи ворованные и захваченные насильственно по законному запрещению не подлежат давности, — это не то значит, чтобы сам вор или тот, кто при помощи насилия владеет, не мог приобретать собственности на основании давности (ибо таким лицам не предоставляется право давности по другой причине, именно потому, что они недобросовестно владеют), но и никто другой, хотя бы он и приобрел вещь у вышеупомянутых лиц в доброй вере, не имеет выгод давностного владения» 6 .

4. Назначение наследника под условием допускалось, если условие имело характер отлагательного. В этом случае наследство открывалось не в момент смерти наследователя, а по наступлении условия. Условие отменительное в завещании не допускалось потому, что оно противоречило принципу римского наследственного права: «лицо, раз ставшее наследником, остается на положении наследника навсегда, а между тем наступление отменительного условия привело бы к прекращению прав и обязанностей наследника». Если тем не менее наследник назначен под отменительным условием, условие считается ненаписанным и наследник признается назначенным безусловно.

Министерство образования и науки рф

С самого раннего периода своего исторического развития римское право признавало законным распоряжение полноправного лица относительно остающегося после него наследства в виде индивидуального акта — завещания (testamentum). Завещание, как правило, охватывало имущественную часть наследства и в этом смысле оно было выражением собственнических прав, продолжением права индивидуальной собственности. Завещание занимало столь существенное место в семейной и имущественной «жизни» римлянина, что в римской юридической традиции сложился своеобразный культ завещания, подобно тому пиетету, с которым древние египтяне относились к заблаговременному созданию надгробных памятников.

Активной завещательной способностью обладали только совершеннолетние полноправные римские граждане, признававшиеся лицами sui juris, а также не подвергшиеся ограничению в правах; не могли делать завещаний расточители, безумные (т.е. находившиеся или должные находиться под опекой или попечительством, причем римское право допускало, и признание такой необходимости post factum, что давало возможность объявить уже данное завещание недействительным), лишенные права быть свидетелем (в качестве публичного ограничения в правах). Ограниченной завещательной способностью обладали женщины (требовалось согласие опекуна; в более позднем римском праве женщины стали обладать почти совершенной свободой завещания в отношении лично ей принадлежавшего имущества, но никаких других прав и обязательств наследство по женской линии не передавало), сыновья в римской семье, сословно неполноправные лица. Подразумевалось, что лишаются права делать завещания еретики, обвиненные в преступлениях «оскорбления величия» народа или монарха, состоящие в браке запрещенных степеней родства, клеветники, осужденные на политическую смерть.

Пассивной завещательной способностью, т.е. правом получить что-либо по завещанию, равно как и право вообще быть назначенным наследником в завещании (даже если потом ничего не будет получено реально), в римском праве обладал более широкий круг лиц. С некоторыми ограничениями ею обладали и женщины, и сословно неполноправные субъекты (в отношении последних право быть наследником подразумевало наличие требования об обретении свободного состояния на момент принятия наследства). Сохранялись все ограничения на принятие по завещанию для лиц, обвиненных в государственных или религиозных преступлениях. Пассивной завещательной способности были лишены так называемые лица неопределенные (personae incertae) — т.е. нельзя было завещать лицу, не обладавшему не только ясным гражданским статусом, но половыми, возрастными и т.п. характеристиками. Допускалось делать завещания в пользу детей наследодателя, еще не родившихся (postumii), но их завещательная способность была, во-первых, краткосрочной (не долее 10 месяцев со дня смерти отца), во-вторых, обставлялась целым рядом условий о качестве брака и т.п. Воспреемниками наследства по завещанию могли быть и юридические лица — но только публичного права. Обладание пассивной завещательной способностью должно было быть неизменным и на момент составления завещания, и на момент смерти наследодателя, и на момент принятия наследства.

Понятие наследования включает в себя категорию универсального преемства, ибо для возникновения права наследования (у одного или нескольких лиц) недостаточно факта смерти наследодателя, но и необходимо, чтобы на наследника переходили все права и обязанности умершего (но не отдельное, правоотношение). Таким образом, наследование в римском частном праве (и в современном) характеризуется как универсальное преемство, т. е. преемство всего комплекса имущественных прав и обязанностей наследодателя.

Наследник в завещании должен быть назначен персонально и поименно (за исключением строго оговоренных случаев наследства postumii). Возможно было подназначение наследника, но также персональное и поименное (на случай, если первый наследник умрет, обезумеет, впадет в преступление и т.д.) — т.н. substitutio.

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

      Наследование по завещанию.

Завещанием («testamentum») в римском праве признавалось не всякое распоряжение лица на случай смерти, а лишь такое, которое содержало назначение наследника. По классическому праву требовалось, чтобы такое назначение было в самом начале завещания. Назначение наследника составляло существенную часть завещания: если в распоряжении, сделанном на случай смерти, имелись даже исчерпывающие указания, кому и в каких долях должно перейти имущество после смерти данного лица, но никто не был назван в этом распоряжении в качестве наследника (никому не был присвоен статус «nomen heredis», т.е. имя наследника), завещание признавалось недействительным. Назначением наследника, однако, завещание могло и не исчерпываться, поскольку в нем могли также содержаться сведения об отказах (легатах), назначаться опекуны малолетних наследников и т. п.
Для совершения завещания требовалась специальная способность: «testament factio active», которой не имели недееспособные, душевнобольные, расточители, лица, осужденные за некоторые порочащие преступления и пр. Наряду с частными завещаниями, практиковались публичные, составляемые при участии органа государственной власти, путем занесения распоряжения завещателя в протокол суда или муниципального магистрата, или путем передачи в императорскую канцелярию на хранение письменного завещания. Назначение наследника должно было быть сделано лично завещателем, ясно и точно. Должно было быть назначено определенное лицо «persona certa». К числу «personae incertae», т.е. исключенных, первоначально относили, в частности, «постумов» (т. е. лиц, зачатых при жизни завещателя, но к моменту его смерти еще не родившихся), а также юридические лица. Позднее, назначение тех и других было допущено.
Обязательным условием являлся то факт, что лицо, назначаемое наследником, должно было обладать «testamenti factio passivа», т. е. способностью быть назначенным наследником. Такой способности не имели лица, которые в момент смерти завещателя еще не были зачаты, дети государственных преступников и др. Некоторые лица, хотя и имели «testamenti factio passiva», но не могли получать наследство полностью или в части, если не отпадало обстоятельство, признаваемое по закону препятствием для получения наследства. Так, по законам Августа о борьбе с безбрачием и бездетностью, холостые мужчины в возрасте 25—60 лет и незамужние женщины 20—50 лет могли получать наследство по завещанию только после ближайших родственников.
Назначение наследника под условием допускалось, если условие имело характер отлагательного. В этом случае наследство открывалось не в момент смерти наследодателя, а при наступлении этого условия. Условие отменительное в завещании не допускалось потому, что оно противоречило принципу римского наследственного права: «semel heres semper heres» (лицо, раз ставшее наследником, остается в этом положении навсегда). Если, тем не менее, наследник назначался под отменительным условием, условие считалось не написанным, и наследник признавался назначенным безусловно.
Равным образом, не допускалось при назначении наследника включение срока как отменительного, так и отлагательного, при нарушении этого требования сроки считались неписанными.
Следует отметить, что в древнейшую эпоху завещатель пользовался неограниченной свободой распоряжаться своим имуществом. По законам ХП таблиц «uti legassit super pecunia tutelave suae ret, ita ius esto» (как домовладыка распорядится относительно своего имущества, так пусть и будет). По мере разложения патриархальной семьи, с одной стороны, и утраты былой простоты и строгости нравов, с другой стороны, завещатели стали осуществлять эту неограниченную свободу завещательных распоряжений так, что имущество иной раз передавалось по завещанию совершенно посторонним и даже случайно оказавшимся лицам, а ближайшие родственники завещателя, в значительной мере способствовавшие своею деятельностью образованию наследственного имущества, ничего из него не получали. На этой почве постепенно появились ограничения завещательной свободы, разросшиеся затем в право некоторых наследников по закону на так называемую обязательную долю в наследстве, т. е. на то, чтобы и в случае составления завещания им было обеспечено, кроме особых исключительных случаев, получение некоторого минимума из наследства.
По древнейшему цивильному праву, для завещателя было установлено лишь то ограничение, что своих «sui heredes» он не должен был обходить в завещании потенциальных наследников полным молчанием: он должен или назначить их наследниками, или прямо лишить их наследства, в т.ч. и без указания уважительного основания. В дальнейшем, формальное требование, обращенное к завещателю, или назначить этих ближайших родственников наследниками или прямо лишить их наследства, не ограждало законных интересов этих лиц. Вследствие этого в практике «центумвирального» суда (суда по спору о наследстве было установлено, что наиболее близких родственников недостаточно просто упомянуть в завещании, но необходимо и завещать им известный минимум (обязательная доля). Если завещатель поступал иначе, наследник, имеющий право на такую обязательную долю, и ее не получивший, мог предъявить особый иск, querela inotficiosi testamenti (жалобу на то, что завещание нарушает нравственные обязанности). В случае основательности этого иска, суд признавал завещателя умственно ненормальным, в силу чего завещание признавалось недействительным. Подробности наследственных исков будут рассмотрены в тексте данной работы несколько позднее.

В момент смерти наследодателя происходит открытие наследства. Этим моментом определяются, те лица, которые призываются к наследству. Но эти призываемые лица еще не приобретают права на само наследственное имущество, пока не вступят в наследство. За время между открытием наследства и его принятием, наследственное имущество не принадлежит никакому определенному лицу: это т.н. «hereditas iacens», «лежачее наследство», как бы ожидающее своего владельца.
В древнем римском праве отношение понималось в данном случае очень примитивно: поскольку никакого хозяина у этого имущества не было, оно считалось бесхозяйным «res nullius», т.е. ничьим. И, хотя к этому имуществу не применялось правило о захвате бесхозяйных вещей, но все же любое лицо, захватив вещи из «лежачего наследства» и владев ими год, становилось собственником, несмотря на то, что условий для приобретения права собственности по давности здесь не было.
В более развитом праве «лежачее наследство» стало охраняться.
Вступление в наследство могло быть совершено или прямым выражением воли, или же поведением лица, как наследника. Вступая в наследство, наследник не только приобретает соответствующие права, но и становится ответственным по обязательствам наследодателя. Даже если наследство состоит почти из одних долгов наследодателя, универсальный характер наследственного преемства приводит к ответственности наследника по этим долгам. Избежать такой неограниченной ответственности наследник мог только путем такой радикальной меры как непринятия наследства, если его пассив превышал актив.
В праве Юстиниана было установлено, что если наследник произведет (с участием нотариуса, оценщика, кредиторов наследства, легатариев) опись и оценку наследственного имущества, то его ответственность по долгам наследства ограничивается размерами актива наследства. Эта льгота называлась «beneficium inventarii». Такой инвентарь должен быть составлен не позднее трех месяцев после того, как наследник узнал об открытии наследства (приступить к составлению инвентаря нужно было в течение первого месяца).
«Beneficium inventarii» имел практическое значение в тех случаях, когда в наследственном имуществе много долгов, и для наследника возникала опасность, что его собственное имущество в значительной мере пойдет на удовлетворение кредиторов наследодателя. Но положение могло быть и иное: в наследстве актив превышал пассив, но у наследника было много своих долгов. Принятие наследства приводило к слиянию двух имущественных масс, т.е. наследника и наследодателя. Как кредиторы наследника, так и кредиторы наследодателя (а также легатарии) могли искать удовлетворения из всего этого объединенного имущества. При большой задолженности наследника кредиторы наследодателя рисковали не получить удовлетворения из-за конкуренции между собой.
Для ограждения интересов кредиторов преторским эдиктом была введена льгота отделения, «beneficium separationis». Эта льгота состояла в том, что кредиторам наследства было предоставлено право потребовать отделения наследственного имущества от собственного имущества наследника, с тем, чтобы наследственное имущества пошло, в первую очередь, на удовлетворение кредиторов наследства, затем — на выплату легатов, и лишь возможный остаток можно было использовать на удовлетворение кредиторов наследника.
Приобретение наследства имело своим последствием также погашение взаимных обязательств, существовавших между наследником и наследодат елем.
Легатом (или завещательным отказом) называлось распоряжение, которое делалось в завещании наследодателем и состояло в предоставлении определенному лицу какого-то права или иной выгоды за счет наследственного имущества. Различалось несколько видов легатов. Наиболее существенным было различие легатов «per vindicationem» и легатов «per damnationem». С помощью легата «per vindicationem» устанавливалось непосредственно право собственности легатария на известную вещь завещателя (отсюда и название этого вида легатов: легатарий получал право на виндикационный иск). Легат «per damnationem» назывался так потому, что он назначался в форме «heres damnas esto dare», т. е. «наследник пусть будет обязан передать то-то такому-то». В этом случае легатарию предоставлялось только обязательственное право требовать от наследника исполнения воли завещателя.
В жизненной практике были нередки случаи, когда легаты оставлялись без соблюдения форм цивильного завещания, а, например, распоряжением на случай смерти, не содержавшим в себе назначения наследника. В некоторых случаях раз распоряжение о предоставлении известного предмета из наследства определенному лицу было обращено к наследнику по закону. В республиканский период такие распоряжения не пользовались юридической защитой. Исполнять их или нет, было делом совести наследника: отсюда произошло название этих распоряжений: «фидеикомисс», т. е. порученное совести. В эпоху принципата фидеикомиссы получили исковую защиту и стали подобны легатам.

      Наследование по закону.
Еще почитать --->  Супругам Принадлежат Доли В Квартире, Ипотека На Одном Из Них, Долг Не Разделили Может Ли Банк Забрать Имущество Из-За Невыплат

Наследование по закону наступает в тех случаях, когда после умершего лица не осталось завещания, признаваемого действительным, или когда наследник по завещанию по той или иной причине не вступил в наследство.
Древнейшая известная римская система наследования по закону, относившаяся к эпохе законов XII таблиц, исходила из семейной общности имущества и агнатского родства. В соответствии с этим законы XII таблиц признавали первоочередными наследниками «ab intestate» непосредственно подвластных наследодателя (детей, внуков от ранее умерших детей и т. п., но при условии, если эти лица к моменту открытия наследства не вышли из-под власти домовладыки). Эти наследники назывались «heredes sui» (своими), и вместе с тем, «necessarii» (необходимыми), в том смысле, что они признавались наследниками независимо от выражения их воли на то. Если после наследодателя не оставалось «своих наследников», к наследству призывался ближайший по степени агнатский родственник «agnatus proximus». Если ближайший агнат не принимал наследства, то оно не переходило ни к следующему по степени родства, ни к кому другому, а становилось «выморочным», что реализовывало принцип однократности призвания к наследству.
По мере развития экономики, а на ее базе — и всех вообще сторон общественной жизни, как это уже неоднократно повторялось, патриархальная семья стала разлагаться, и стала складываться индивидуальная частная собственность. В связи с этим, система наследования, построенная на принципе агнатского родства, утратила свое основание. Преторский эдикт стал реагировать на новые требования жизни, и, не производя радикальной реформы, придал все-таки известное значение родству по крови (когнатскому), которое в новых условиях стало важнее агнатского.
Именно претор давал «bonorum possessio» соблюдая следующую очередность:
На первом месте он поставил детей «liberi»; эта категория отличалась от древних sui heredes тем, что в состав liberi входили также эмансипированные дети. Претор учитывал при этом, что эмансипированные дети со времени эмансипации работали, так сказать, на себя: в их пользу шли и всякие приобретения по сделкам. Напротив, дети, оставшиеся под властью домовладыки, приобретали все для него, так что известная доля наследства представляла собой результат их деятельности. Поэтому претор, давая «bonorum possessio» одинаково всем детям, как подвластным, так и эмансипированным, установил требование, чтобы эмансипированные дети при разделе наследства присоединяли к нему и то имущество, которое они приобрели после эмансипации, так называемое «collatio bonorum».
Вторую (по очереди) группу наследников составляли в преторском эдикте «legitimi», т. е. лица, которые имели право наследования по законам XII таблиц, другими словами, агнатские родственники.
В третью очередь преторский эдикт призывал «cognate», кровных родственников (до 6-й степени включительно), в порядке близости по степени.
Наконец, на четвертом месте претор давал наследство по закону пережившему супругу, «vir aut uxor» (мужу или жене).
Помимо включения в круг законных наследников кровных родственников и пережившего супруга, претор провел еще одно новшество: он установил «successio ordinum et graduum», т.е. преемство между наследниками разных классов и степеней. Т.о., если призываемое к наследству лицо не принимало наследства, наследство не становилось выморочным, а открывалось следующему по очереди кандидату.
Императорское законодательство обеспечило окончательную победу за преторскими принципами наследования, как более отвечавшими потребностям жизни.
Коренным образом порядок наследования «ab intestate» был реформирован в новеллах Юстиниана 118 и 127. По этим новеллам первый класс наследников «ab Intestato» составляли нисходящие (сыновья, дочери, внуки, внучки и т. д.). Если в момент смерти наследодателя оказывались в живых из числа его нисходящих дети и внуки от ранее умершего сына или дочери, то в этом случае они имели право получить ту долю, которая досталась бы их умершему отцу или матери, если бы те пережили наследодателя. Такое участие в наследовании и в наше время называется наследованием по праву.
Наследование по праву представления не следует смешивать с так называемой наследственной трансмиссией. Наследники по праву представления являются наследниками не своего отца или матери (не переживших открытия наследства), а деда, бабки.
В случае наследственной трансмиссии наследник переживает смерть наследодателя, так что наследство открывается. Однако наследник умирает, не успев приобрести наследства, и возникшее в его лице право приобрести наследство уже само переходит по наследству к его наследникам.
Следует отметить так же, что между нисходящими одной и той же степени родства наследство делилось поровну.
Поскольку в праве Юстиниана подвластные дети по общему правилу приобретали имущество для себя, установленная претором «collatio bonorum» утратила смысл. На смену ей была введена колляция в другом значении: нисходящие, получившие от наследодателя приданое или предбрачный дар, должны были присчитывать это имущество к наследству (в целях уравнения долей).
Второй класс наследников по новеллам Юстиниана составляли восходящие родственники (отец, мать, дед, бабка и т. д.), а также полнородные братья и сестры (и дети ранее умерших братьев и сестер). При наличии восходящих ближайшей степени более отдаленный восходящий родственник не призывался к наследству.
Третью очередь законных наследников составляли неполнородные братья и сестры.
В четвертой очереди призывались все остальным боковые кровные родственники (без ограничения степеней). При этом, ближайшая степень исключала дальнейшую.
Установленное преторским эдиктом преемство между разрядами наследников «successio ordinum» и степенями «successio graduum» в указанном выше смысле сохранено и в праве Юстиниана. Наряду с этим существовало так называемое право приращения долей «ius accrescendi». Если было призвано к наследству несколько лиц одной и той же степени родства и один из призванных не приобретал своей доли в наследстве, она прирастала к долям других одновременно призванных наследников.

Если наследство не было принято ни одним наследником, как по завещанию, так и по закону, оно признавалось «выморочным». В древнейшем праве такое имущество считалось ничьим и могло быть захвачено каждым желающим. Начиная с эпохи принципата, выморочное имущество передавалось государству. В период абсолютной монархии городская курия, церковь, монастырь и т. д. получили преимущественное право на получение выморочного наследства после лиц, принадлежавших к этим организациям.
1.4. Приобретение наследства и его последствия.

Формы завещания в римском праве testamentum comitis calatis — объявление и утверждение завещания перед Народным собранием и testamentum in procinctu — завещание солдата перед походом или сражением. Два виды завещаний в римском праве — устные и письменные. (1) Устное завещание — это объявление и утверждение перед Народным собранием, объявление воином перед походом или сражением. (2) Письменное завещание — это изложение завещателем своей воли на навощенных табличках, скрепленное подписями завещателя и не менее семи присутствующих лиц — завещателя, пяти свидетелей и доверенного лица, которое в последующем исполняло завещание.

Завещание признавалось ничтожным если у завещателя не было завещательной правоспособности, не соблюдалась форма завещания, не был указан наследник и завещание было составлено под заблуждением, принуждением или обманом. Не признавалось недействительным завещание в случаях отмены его завещателем, которая в древнейшем римском праве производилась путем составления нового завещания, а по преторскому праву – путем уничтожения tabulae testamenti cрывом печатей.

Завещание признавалось действительным если завещатель дееспособный совершеннолетний римский гражданин, который не находящиеся под чужой властью. Завещание не могли составлять недееспособные граждане, граждане признанные расточителями или осужденные за порочащие преступления. В завещание необходимо было указать надлежащего наследника, который мог быть наследником. Наследниками не могли быть дети государственных преступников, рабы и перегрины.

Завещанием называют распоряжение лица своим имуществом на случай смерти, где в обязательном порядке указывался получатель имущества — наследник, без указания которого завещание признавалось не действительным. В завещании дополнительно могли содержаться распоряжения на случай смерти — легаты, фидеикомиссы, отпущение рабов на волю, назначение опекунов или распоряжения о погребении. Завещание в римском праве являлось односторонней сделкой, которая выражала волю наследодателя и эта сделка могла быть в любой момент и без каких-либо ограничений изменена или полностью отменена.

Римкое право признавало завещание недействительным в случае потери завещателем завещательной правоспособности или утраты назначенными наследниками своей специальной правоспособности — способности быть назначенными в качестве наследников. Если наследник умер раньше завещателя, отказался от наследства или были нарушены права на обязательную долю, завещание также признавалось недействительным.

Контрольная работа: Понятие наследования и его порядок в истории римского права

В раннеклассовом обществе (V-IV тысячелетия до н.э.) переход наследства начинает носить характер универсального правопреемства, т.е. к наследнику переходит единая наследственная масса, состоящая из активной части (имущества) и пассивной части (долгов). На возникновение и развитие наследственного права огромное влияние оказали такие факторы, как:

Римское наследственное право прошло долгий и сложный путь развития. Этот путь был неразрывно связан с ходом развития римской собственности и семьи. По мере того, как индивидуальная частная собственность освобождалась от пережитков собственности семейной, в наследственном праве выражался все последовательнее принцип свободы завещательных распоряжений. По мере того, как когнатическое родство вытесняло родство агнатическое, первое становилось и основой наследования по закону.

Третий разряд охватывал кровных родственников наследодателя вплоть до шестой степени родства (из седьмой только дети троюродных братьев и сестер). Боковые когнаты наследуют без ограничения прав женщин. Ближайшая степень родства устраняет дальнейшую, родственники одной степени делят наследство поровну. В этом разряде дети, законные и незаконные, наследуют после матери так же, как и мать после детей.

В Афинах о наследовании по завещанию впервые упоминается в законодательстве Солона (VI в. До н.э.). Права завещателя здесь несколько ораничены: завещать мог только мужчина, не имеющий сыновей. Отец, имеющий детей мужского пола, усыновленные, а также женщины не могли завещать.

В развитии римского наследственного права в юридической литературе принято различать четыре периода . Первый – наследственное право древнейшего периода, именуемое цивильным наследованием. Второй наследование по преторскому эдикту. Третий – наследование по императорскому доюстиановскому законодательству. Четвертый – наследование по законодательству Юстиниана (527-565).

По мере развития экономики, а на ее базе — и всех вообще сторон общественной жизни, патриархальная семья стала разлагаться, и на смену семейной собственности стала складываться индивидуальная частная собственность. В связи с этим, система наследования, построенная на прин­ципе агнатского родства, утратила свое основание. «Живой голос народа» — преторский эдикт уловил новые требова­ния жизни и, не производя радикальной реформы, придал все-таки известное значение родству по крови (когнат скому), которое в изменившихся условиях стало важнее агнатского.

В связи с этим цивильное право различало три группы (очереди) наследников: Своинаследники составляли первую очередь и включали детей наследодателя, а также внуков от ранее умерших детей. Эти наследники именовались также и необходимыми наследниками, поскольку получали (вступали) наследство независимо от своей воли.Агнаты.Если после умершего не оставалось своих наследников, то к наследованию призывались агнаты (например, брат умершего). Когда имелось несколько агнатов, наследовал тот, кто имел ближайшую родственную связь с наследодателем (ближайший агнат).когнаты.Степень родства значения не имела.

Подназначение наследника – в завещании указывался основной наследник и при его отказе его заместитель (их могло быть несколько). Если заместитель принимает наследство, он может воспользоваться правом приращения – прирастить свою долю наследства к доле отказавшегося наследника. Завещатель мог назначить основного наследника для всего наследства, а подназначенного — только для части.

Ограничения на легаты были введены уже в период принципата, до этого никаких ограничений не было. Для того чтобы защитить наследников от легатов, в начале было введено суммовое ограничение в 250 сестерциев а позднее наследник при наличии легатов оставлял себе четверть наследуемого имущества (фальцидиева четверть).

В это же время возник универсальный фидеикомисс. Иногда случалось, что фидеикомисс получал большую часть наследства, а все долги и часть имущества оставались у наследника. Чтобы избежать такой несправедливости, было введено правило, по которому наследник оставлял себе четверть наследства, а долю наследства вместе с частью долгов получал фидеикомисс. Так возник порядок «универсального» преемства при долевом фидеикомиссе. При Юстиниане сингулярные фидеикомиссы были уравнены с легатами.

Еще почитать --->  Считается Ли Вредные Условия Труда Для Помощников Воспитателя В Детском Саду

Наследование по завещанию в римском праве

· Основными субъектами завещательных отношений являются наследник и завещатель. Последний должен обладать завещательной активной правоспособностью, то есть за ним должно признаваться законом право составления данного завещания. К таким относились лица, которые обладали правоспособностью. Данной завещательной правоспособностью не обладали: несовершеннолетние, расточители, умалишённые, перегрины, подвластные, интестабилие, то есть лица лишившиеся за свои аморальные поступки права выступления свидетелями, а также приглашения в своих интересах свидетелей. А также отступники от христианства, осуждённые за некоторые преступления и пр. Женщины могли составлять завещание лишь с разрешения опекуна, но позже (при Августе) они приобрели завещательную правоспособность. Завещание составлялось в пользу лица, которое обладало пассивной завещательной правоспособностью, то есть реальным правом выступать наследником. Например, раб мог по завещанию принять наследство только если оно включало в себя условие отпуска его на волю. Пассивной завещательной правоспособностью не обладали: еретики, интестабилие, женщины (все, кроме весталок), дети государственных преступников, несовершеннолетние, расточители, а также глухонемые и другие люди, которые не могли выразить собственную волю. При этом некоторые лица, обладающие правоспособностью не могли при наличии определённого обстоятельства получить наследство. Данное правило касалось холостых мужчин и бездетных (они получали лишь половину наследства).

· Завещанием считалось только распоряжение, которое содержало назначение наследника. В противном случае (если наследник не был обозначен) не было и самого завещания. Наследник обязан был быть назначен чётки и ясно. Исключения составляли постумы и юридические лица. Кроме того, также допускалось составление наследника под так называемым отлагательным условием. В данном случае наследство открывалось по наступлении условия, а не в момент наследования. Отменительное условие в завещании влекло за собой его недействительность, так как римляни придерживались правила: «Провозглашённый наследник – всегда остаётся наследником!». То есть лицо, которое однажды вступило в право наследства уже не могло от него отказаться. Также в завещании допускалось подназначение наследника (или же наследственная субституция), которое являлось указанием в завещании нового наследника в случае кончины предыдущего или его отказа от наследства.

· Провозглашения завещания по куриям в народном собрании. это можно было сделать дважды в год. Завещателем публично называлось лицо, которое тот хотел бы видеть своим наследником, а потом он просил всех собравшихся зафиксировать его волю. При этом собрание могло отказаться одобрять его желание.

Особую категорию фактических наследников составляли так называемые postumi, являвшиеся лицами, зачатые при жизни самого наследодателя, однако рождённые после его кончины. Завещание могли признать недействительным в том случае, если постуми не назначались прямо наследниками и не исключались из него.

· Согласно императорской конституции от четыреста тридцать девятого года нашей эры законную силу приобретали только завещания составленные в письменной форме, которое было заверено самим завещателем и семью свидетелями. Наряду с этим продолжало существовать также устное завещание в весьма упрощённой форме. Главным требованием для завещательной формы в период империи – составление завещания должно протекать непрерывно от начала до конца.

Министерство образования и науки рф

Понятие наследования включает в себя категорию универсального преемства, ибо для возникновения права наследования (у одного или нескольких лиц) недостаточно факта смерти наследодателя, но и необходимо, чтобы на наследника переходили все права и обязанности умершего (но не отдельное, правоотношение). Таким образом, наследование в римском частном праве (и в современном) характеризуется как универсальное преемство, т. е. преемство всего комплекса имущественных прав и обязанностей наследодателя.

Активной завещательной способностью обладали только совершеннолетние полноправные римские граждане, признававшиеся лицами sui juris, а также не подвергшиеся ограничению в правах; не могли делать завещаний расточители, безумные (т.е. находившиеся или должные находиться под опекой или попечительством, причем римское право допускало, и признание такой необходимости post factum, что давало возможность объявить уже данное завещание недействительным), лишенные права быть свидетелем (в качестве публичного ограничения в правах). Ограниченной завещательной способностью обладали женщины (требовалось согласие опекуна; в более позднем римском праве женщины стали обладать почти совершенной свободой завещания в отношении лично ей принадлежавшего имущества, но никаких других прав и обязательств наследство по женской линии не передавало), сыновья в римской семье, сословно неполноправные лица. Подразумевалось, что лишаются права делать завещания еретики, обвиненные в преступлениях «оскорбления величия» народа или монарха, состоящие в браке запрещенных степеней родства, клеветники, осужденные на политическую смерть.

Пассивной завещательной способностью, т.е. правом получить что-либо по завещанию, равно как и право вообще быть назначенным наследником в завещании (даже если потом ничего не будет получено реально), в римском праве обладал более широкий круг лиц. С некоторыми ограничениями ею обладали и женщины, и сословно неполноправные субъекты (в отношении последних право быть наследником подразумевало наличие требования об обретении свободного состояния на момент принятия наследства). Сохранялись все ограничения на принятие по завещанию для лиц, обвиненных в государственных или религиозных преступлениях. Пассивной завещательной способности были лишены так называемые лица неопределенные (personae incertae) — т.е. нельзя было завещать лицу, не обладавшему не только ясным гражданским статусом, но половыми, возрастными и т.п. характеристиками. Допускалось делать завещания в пользу детей наследодателя, еще не родившихся (postumii), но их завещательная способность была, во-первых, краткосрочной (не долее 10 месяцев со дня смерти отца), во-вторых, обставлялась целым рядом условий о качестве брака и т.п. Воспреемниками наследства по завещанию могли быть и юридические лица — но только публичного права. Обладание пассивной завещательной способностью должно было быть неизменным и на момент составления завещания, и на момент смерти наследодателя, и на момент принятия наследства.

Наследник в завещании должен быть назначен персонально и поименно (за исключением строго оговоренных случаев наследства postumii). Возможно было подназначение наследника, но также персональное и поименное (на случай, если первый наследник умрет, обезумеет, впадет в преступление и т.д.) — т.н. substitutio.

С самого раннего периода своего исторического развития римское право признавало законным распоряжение полноправного лица относительно остающегося после него наследства в виде индивидуального акта — завещания (testamentum). Завещание, как правило, охватывало имущественную часть наследства и в этом смысле оно было выражением собственнических прав, продолжением права индивидуальной собственности. Завещание занимало столь существенное место в семейной и имущественной «жизни» римлянина, что в римской юридической традиции сложился своеобразный культ завещания, подобно тому пиетету, с которым древние египтяне относились к заблаговременному созданию надгробных памятников.

Контрольная по римскому праву наследование по завещанию

Завещанием (testamentum) в римском праве называлось распоряжение физического лица на случай своей смерти, в обязательном порядке содержащее назначение наследника. Завещание могло содержать легаты, назначение опекуна малолетним наследникам наследодателя. Завещание является односторонней сделкой, совершаемой по усмотрению наследодателя. Принятие наследства является отдельным от составления завещания правовым актом.

Форма завещания, чрезвычайно громоздкая в древнейший период, постепенно упрощалась (требовалось присутствие 7 свидетелей, письменная форма не была обязательным условием совершения завещания). Наряду с совершаемыми таким образом частными завещаниями в Древнем Риме существовали также публичные завещания с участием государственных органов:

В древнейшую эпоху воля завещателя ничем не ограничивалась, однако в дальнейшем постепенно стали появляться ограничения завещательной свободы лица. По цивильному праву завещатель не мог обходить своих подвластных молчанием: в завещании он обязан был назначить их наследниками или прямо лишить их наследства, причем не мотивируя причины такого своего решения. Подвластные сыновья наследодателя при отказе им в наследстве должны были быть перечислены поименно, дочерей в таком случае можно было не называть отдельно по имени. Нарушение указанного порядка в отношении сына, являющегося потенциальным наследником, влекло за собой ничтожность соответствующего завещания и открытие наследства по закону. При несоблюдении указанных правил в отношении других подвластных наследодателя завещание сохраняло силу, но неправильно обойденные молчанием в завещании лица участвовали в наследовании наряду с наследниками, назначенными наследодателем в завещании.

Со временем в тексте завещания был установлен обязательный минимум доли в наследстве для ближайших родственников наследодателя. Претором было признано также право на обязательную долю в наследстве за эмансипированными детьми наследодателя. В классический период данное право было распространено также на нисходящих и восходящих родственников наследодателя в безусловном порядке, а также на его братьев и сестер при условии назначения наследником по завещанию опороченного лица.

Если наследство не было принято ни одним наследником, как по завещанию, так и по закону, оно признавалось «выморочным». В древнейшем праве такое имущество считалось ничьим и могло быть захвачено каждым желающим. Начиная с эпохи принципата, выморочное имущество передавалось государству. В период абсолютной монархии городская курия, церковь, монастырь и т. д. получили преимущественное право на получение выморочного наследства после лиц, принадлежавших к этим организациям.
1.4. Приобретение наследства и его последствия.

Введение.
Римское право – это система права, сложившаяся в наиболее развитом государстве древнего мира – Древнем Риме, и ставшая основной для правовых систем большинства современных европейских государств, избравших романно-германский путь развития. Феномен римского права заключается в том, что он живет уже вот более двух тысяч лет в праве многих государств. Когда в Европе начали развиваться торговля и промышленность, то они потребовали развитой правовой базы, стимулирующей прогресс производительных сил и производственных отношений. Данный процесс так глубоко отразился на праве, что на сегодняшний день гражданское, семейное, наследственное и еще ряд других прав многочисленных государств, основаны на принципах и понятиях римского частного права. На сегодняшний день не представляется сколько-нибудь серьезным изучение права, особенно гражданского, без изучения римского частного права, раскрывающего многочисленные институты и понятия.
Римское право отличается крайне высоким уровнем детализации, юридической формы и юридической техники. Точность формулировок, ясность построения и аргументации и глубокая жизненность, конкретность и практичность права и вместе с тем полное соответствие всех юридических выводов интересам господствующего класса — все это является отличительными признаками частного римского права. В центре частного права возник единоличный субъект собственности, самостоятельно выступающий в обороте и единолично несущий ответственность за свои действия.
Что касается такой области римского права, как наследственное право, следует отметить, что оно аналогичным образом прошло долгий и сложный путь развития. По мере того, как индивидуальная частная собственность освобождалась от влияния родовых и семейных отношений, в римском праве все более явно и последовательно стал отстаиваться принцип свободы завещательных распоряжений. Уже в законах XII таблиц был законодательно закреплен принцип свободы завещания: «Как кто распорядится на случай своей смерти относительно своего домашнего имущества или относительно опеки над подвластными ему лицами, так пусть и будет ненарушимым».
По мере того как когнатическое родство вытесняло агнатическое, т.е. происходило ограничение «patria potestas» одновременно с последовательным изменением форм собственности от излишнего изначального формализма, в системе права становились преобладающими нормы «ius gentium», когнатическое родство становилось основой наследования по закону.
Вместе с тем, римское право нашло способы сочетания свободы завещаний с интересами наследников по закону: за некоторыми из них были признаны определённые права в имуществе наследодателя, которых нельзя было ни отменить, ни умалить завещанием (необходимое наследование определённых разрядов наследников по закону). Это породило норму, использующуюся до настоящего времени в Российском гражданском праве, именуемую «обязательная доля».
Основные институты наследственного права были реципированы системами гражданского права европейских народов, распространились по миру и до сих пор составляют основу наследственного права цивилизованных стран. Римскому праву мы обязаны и самим понятием наследования, как универсального правопреемства, понятием наследования по закону, завещания, завещательного отказа (легата), вышеуказанной обязательной доли в наследстве, очерёдности в наследовании, доли в наследовании, т.е. почти все понятия современного наследственного права были выработаны в своё время римскими юристами.
Более того, римскому праву современные законодательства обязаны самим понятием наследования как продолжения в лице наследника юридической личности наследодателя и универсального правопреемства как единого комплекса имущественных прав и обязанностей наследодателя и наследника.

Содержание.
Введение. 3
1. Понятие наследования в римском праве. 6
1.1. Наследование по завещанию. 8
1.2. Наследование по закону. 11
1.3. Вымороченное наследство. 14
1.4. Принятие наследства и его последствия. 15
2. Иски в римском праве. 18
2.1. Общие понятия. Исковая давность. 18
2.2. Иски о наследстве. 19
Заключение. 22
Литература. 24

В момент смерти наследодателя происходит открытие наследства. Этим моментом определяются, те лица, которые призываются к наследству. Но эти призываемые лица еще не приобретают права на само наследственное имущество, пока не вступят в наследство. За время между открытием наследства и его принятием, наследственное имущество не принадлежит никакому определенному лицу: это т.н. «hereditas iacens», «лежачее наследство», как бы ожидающее своего владельца.
В древнем римском праве отношение понималось в данном случае очень примитивно: поскольку никакого хозяина у этого имущества не было, оно считалось бесхозяйным «res nullius», т.е. ничьим. И, хотя к этому имуществу не применялось правило о захвате бесхозяйных вещей, но все же любое лицо, захватив вещи из «лежачего наследства» и владев ими год, становилось собственником, несмотря на то, что условий для приобретения права собственности по давности здесь не было.
В более развитом праве «лежачее наследство» стало охраняться.
Вступление в наследство могло быть совершено или прямым выражением воли, или же поведением лица, как наследника. Вступая в наследство, наследник не только приобретает соответствующие права, но и становится ответственным по обязательствам наследодателя. Даже если наследство состоит почти из одних долгов наследодателя, универсальный характер наследственного преемства приводит к ответственности наследника по этим долгам. Избежать такой неограниченной ответственности наследник мог только путем такой радикальной меры как непринятия наследства, если его пассив превышал актив.
В праве Юстиниана было установлено, что если наследник произведет (с участием нотариуса, оценщика, кредиторов наследства, легатариев) опись и оценку наследственного имущества, то его ответственность по долгам наследства ограничивается размерами актива наследства. Эта льгота называлась «beneficium inventarii». Такой инвентарь должен быть составлен не позднее трех месяцев после того, как наследник узнал об открытии наследства (приступить к составлению инвентаря нужно было в течение первого месяца).
«Beneficium inventarii» имел практическое значение в тех случаях, когда в наследственном имуществе много долгов, и для наследника возникала опасность, что его собственное имущество в значительной мере пойдет на удовлетворение кредиторов наследодателя. Но положение могло быть и иное: в наследстве актив превышал пассив, но у наследника было много своих долгов. Принятие наследства приводило к слиянию двух имущественных масс, т.е. наследника и наследодателя. Как кредиторы наследника, так и кредиторы наследодателя (а также легатарии) могли искать удовлетворения из всего этого объединенного имущества. При большой задолженности наследника кредиторы наследодателя рисковали не получить удовлетворения из-за конкуренции между собой.
Для ограждения интересов кредиторов преторским эдиктом была введена льгота отделения, «beneficium separationis». Эта льгота состояла в том, что кредиторам наследства было предоставлено право потребовать отделения наследственного имущества от собственного имущества наследника, с тем, чтобы наследственное имущества пошло, в первую очередь, на удовлетворение кредиторов наследства, затем — на выплату легатов, и лишь возможный остаток можно было использовать на удовлетворение кредиторов наследника.
Приобретение наследства имело своим последствием также погашение взаимных обязательств, существовавших между наследником и наследодат елем.
Легатом (или завещательным отказом) называлось распоряжение, которое делалось в завещании наследодателем и состояло в предоставлении определенному лицу какого-то права или иной выгоды за счет наследственного имущества. Различалось несколько видов легатов. Наиболее существенным было различие легатов «per vindicationem» и легатов «per damnationem». С помощью легата «per vindicationem» устанавливалось непосредственно право собственности легатария на известную вещь завещателя (отсюда и название этого вида легатов: легатарий получал право на виндикационный иск). Легат «per damnationem» назывался так потому, что он назначался в форме «heres damnas esto dare», т. е. «наследник пусть будет обязан передать то-то такому-то». В этом случае легатарию предоставлялось только обязательственное право требовать от наследника исполнения воли завещателя.
В жизненной практике были нередки случаи, когда легаты оставлялись без соблюдения форм цивильного завещания, а, например, распоряжением на случай смерти, не содержавшим в себе назначения наследника. В некоторых случаях раз распоряжение о предоставлении известного предмета из наследства определенному лицу было обращено к наследнику по закону. В республиканский период такие распоряжения не пользовались юридической защитой. Исполнять их или нет, было делом совести наследника: отсюда произошло название этих распоряжений: «фидеикомисс», т. е. порученное совести. В эпоху принципата фидеикомиссы получили исковую защиту и стали подобны легатам.

Еще почитать --->  Порядок вступления в наследство детей

    Понятие наследования в римском праве.

Наследованием называется переход имущества умершего лица к одному или нескольким лицам. Наследование есть преемство универсальное. Наследник, вступая в наследство, приобретает единым актом всё имущество наследодателя, или его определенную долю, как единое целое. К наследнику переходят сразу и права, и обязанности, входящие в состав наследства, в том числе такие права и обязанности, о существовании которых наследник не знал.
Необходимо различать открытие наследства и вступление в него. Наследство открывается в момент смерти наследодателя, с открытием наследства для определенных лиц связано получение права на его приобретение. Однако переход прав происходит только в момент вступления в наследство, когда наследник выражает волю принять наследство.
Основное значение в Древнем Риме имело наследование по завещанию («secundum tabulas testamenti»). Отсюда возникли такие термины, как завещательное наследство («hereditas testamentaria») или наследник по завещанию («heres ex testamento»). Первостепенная роль наследования по завещанию сказывалась также на обозначении, которым пользовались, когда речь шла о втором виде наследования: оно именовалось «seccessio ab intestato» — наследование при отсутствии завещания. Римские юристы произвели на свет и такое понятие, как наследование по закону, поскольку оно образовано от такого выражения, как законное наследство («hereditas legitima») или законный наследник («heres legitimus»).
В соответствии с характером производственных отношений древнейшего Рима и семейным характером собственности, все члены семьи считались, несмотря на широту прав, предоставленных главе семьи, как бы участниками в семейной общности. Поэтому и после смерти paterfamilias («главы семьи») имущество оставалось за агнатской семьей в силу закона.
Что же касается наследования по закону, то в силу указанного обстоятельства круг законных наследников первоначально определялся по признаку агнатского, родства. Родство по крови (т.е. когнатское), как основание для наследования по закону, впервые получило признание только в преторском праве, и окончательно восторжествовало в императорском законодательстве. Разложение агнатской семьи, ослабление отцовской власти, явившиеся следствием изменения производственных отношений и всего социально-экономического строя, привело к тому, что передача наследства лицам, увязанным с наследодателем лишь агнатскими отношениями, минуя самых близких кровных родственников, но утративших агнатскую связь (например, эмансипированные дети), стала признаваться несправедливой.
С другой стороны, сложные формальности, требовавшиеся по цивильному праву для составления завещания, также стали слишком стеснительными. Не имея права отменять нормы цивильного права, претор предоставлял новым наследникам владение наследственным имуществом («bonorum possession»). Сначала это признание давалось лишь постольку, поскольку с «преторским наследником» не конкурировал цивильный наследник, если находился цивильный наследник, заявлявший требование о наследстве, наследство передавалось ему. Преторский наследник оказывался «sine re», т. е. без наследственного имущества. Но позднее (в эпоху принципата) претор стал обеспечивать прочное обладание наследственным имуществом за теми лицами, которые признавались им более подходящими наследниками («bonorum possessio cum re»). После этого «bonorum possessio» стала одним из случаев возникновения бонитарной или преторской собственности.
В императорскую эпоху, цивильная «hereditas» и преторская «bonorum possessio» системы стали постепенно сближаться. Наиболее старые цивильные наследственные нормы стали изживаться, в само цивильное право стали проникать новые положения, построенные на преторских принципах, например, взаимное право наследования матери и детей. Окончательное торжество новые принципы наследования получили только в трудах Юстиниана.

Фидеикомиссы (в переводе «порученное совести») – это устные или письменные просьбы или рекомендации по выполнению какого-либо поручения или предоставление какому-либо лицу части наследства, с которыми наследодатель обращался к наследнику. Такие просьбы нередко делались в завещании, составленном без соблюдения должной формы, или в обычном завещании, но адресованные наследникам по закону. Следует заметить, что в отличие от обычного легата, по которому передавалась определенная вещь, по фидеикомиссу передавалась часть наследства.

Множественность наследников обусловливала в некоторых случаях также и обязанность присоединить к наследственной массе некоторые виды имущества самих наследников (collatio bonorum). Такая же обязанность установлена в отношении приданого, полученного дочерью, которая затем наследовала в имуществе отца вместе с братьями и сестрами (collatio dotis). В период империи рядом законов была установлена общая обязанность родственников по нисходящей линии при наследовании после родственников по восходящей линии вносить в состав наследственной массы все имущество, полученное от наследодателя в виде приданого, дарение ввиду брака или для самостоятельного устройства, получения должности и т. п. Это была так называемая обязанность родственников по нисходящей линии.

Правовые последствия принятия наследства. С принятием наследства на наследника переходили все права и обязанности наследователя за исключением личных прав и обязанностей. Кроме того, все наследуемое имущество присоединялось к имуществу наследника.

При множественности наследников они становились собственниками вещей, принадлежавших на праве собственности наследодателю, каждый в размере своей наследственной доли. Требования и долги, предмет которых был делим, распадались на соответственные доли. Неделимые требования и долги создавали солидарные права и солидарную ответственность наследников.

По древнейшему цивильному праву наследственная трансмиссия была невозможна: если призванный к наследованию наследник по закону не принимал наследства, оно признавалось бесхозяйным. По преторскому праву принять наследство предлагалось в таком случае дальнейшим наследникам. Если же наследства не принимал до своей смерти наследник по завещанию, то открывалось наследование но закону. Таким образом, право принять наследство рассматривалось как личное право наследника, не переходящее к его наследникам.

Наследование по завещанию в римском праве

Как писал Модестин, завещание есть «справедливое решение нашей воли о том, что должно быть сделано после нашем смерти». Это — волевой акт собственника, устанавливающий, к кому и в каком объеме после его смерти должны перейти принадлежащие ему имущественные права и обязанности.

Завещанием возможно было подназначение наследника (substitutio) на случай, если назначенный наследник вследствие смерти или иных причин не вступит в наследство («Если наследником не станет Тит, пусть наследником будет Стих»). Допускалась и такая форма субституции, при которой завещатель, назначал наследника своему малолетнему или психически больному нисходящему, если он, хотя бы и став наследником, умрет, не достигнув совершеннолетия или выздоровления.

Пассивная завещательная способность отсутствовала у перегринов, объединений (universitas), рабов. Тем не менее, при освобождении завещанием из рабства вольноотпущенник мог быть здесь же назначен наследником по завещанию. Еще цивильное право допустило назначение наследниками sui postumi, т.е. могущих родиться детей завещателя.

Оставленное наследодателем завещание в пользу посторонних лиц не лишало их этой доли. Размер обязательной доли (portio debita) в Кодификации Юстиниана был увеличен и равнялся 1/2 доли, которая по закону причиталась бы каждому данному наследнику, если эта доля была меньше 1/4 всего наследствами до 1/3, если эта доля была больше. В новелле 118 Кодификации не обходимыми наследниками признавались нисходящие и восходящие. Устранение их от наследования посредством поименного указания или лишение portio debita допускалось лишь по указанным в законе основаниям: вступление в брак против воли родителей, действия, угрожающие жизни отца и т.п.

Завещание у римлян — одностороннее формально-правовое распоряжение лица на случай его смерти, в котором назначен наследник. Завещания нет, если наследник в нем не обозначен.
Как писал Модестин, завещание есть «справедливое решение нашей воли о том, что должно быть сделано после нашем смерти». Это — волевой акт собственника, устанавливающий, к кому и в каком объеме после его смерти должны перейти принадлежащие ему имущественные права и обязанности.

Материальные ограничения свободы завещания были созданы в практике центумвирального суда. Согласно этим ограничениям правомочными стали считаться только те завещания, в которых завещатель должен был завещать ближайшим родственникам хотя бы 1/4 часть того, что они наследовали бы по закону (нисходящие когнаты, восходящие, полнородные и единокровные братья и сестры с некоторым ограничением).

В отличие от легата, фидеикомисс мог быть возложен как на наследника по завещанию, так и на наследника по закону. Фидеикомисс мог быть установлен до или после составления завещания. Первоначально для фидеикомиссов не было установлено соблюдения какой-либо формы, достаточно было даже простого кивка головы. На практике фидеикомисс оформляли в виде письма на имя наследника (codicillus). Кроме того, на случай возможного признания завещания недействительным к завещанию прибавляли просьбу рассматривать этот документ как кодицилл, обращенный к наследнику по закону.

Способность быть наследником включает в себя также способность приобретать что-либо по завещанию. Этой способностью лицо должно было обладать с момента призвания к наследству и до приобретения наследства. По праву Юстиниана, если вдова нарушила траурный год и вступила во второй брак, она могла оставить второму мужу не более 1/2 имущества; при наличии детей от законного брака нельзя было оставлять конкубине и детям от нее более 1/12 имущества всем вместе и более 1/24 одной конкубине; и др.

— отказ посредством дамнации или посредством присуждения к выдаче вещи (принадлежащей даже другому лицу), при котором легатарий получал какую-либо вещь, но не в собственность или по другому виду вещного права; в связи с чем легатарий приобретал личное право против наследника;

— свои (heredessui) — законные наследники, которые находились к моменту смерти наследодателя в его власти и после его смерти становились suiiuris (жена в браке cummanu, дети, усыновленные, внуки умерших сыновей). Внуки делят между собой ту часть наследства, которую получил бы их отец, если бы был жив (наследование по праву представления). Таким образом, наследство делится поколенно.

Наследование по завещанию в римском праве

    1. обе формы неизбежно влекли за собой гласность завещательных распоряжений, которая не всегда соответствовала интересам завещателя;
    2. завещание comitiis calatis могло совершаться только дважды в году в определенные дни, а завещание in procinctu было недоступно лицам, не входившим в состав войска, в частности старикам и больным, т.е. тем, кто был особенно заинтересован в совершении завещаний.

По классическому праву требовалось, чтобы такое назначение было в самом начале завещания. Назначение наследника составляло существенную часть завещания : если в распоряжении, сделанном на случай смерти, имелись даже исчерпывающие указания, кому и в каких долях должно перейти имущество после смерти данного лица, но никто не был назван в этом распоряжении в качестве наследника (никому не дано nomen heredis, имя наследника), завещание не было действительным. Назначением наследника, однако, завещание могло не исчерпываться; в нем могли также содержаться отказы (легаты), назначаться опекуны к малолетним наследникам и т.п.

Назначение наследника под условием допускалось, если условие имело характер отлагательного. В этом случае наследство открывалось не в момент смерти наследователя, а по наступлении условия. Условие отменительное в завещании не допускалось потому, что оно противоречило принципуримского наследственного права: лицо, раз ставшее наследником, остается на положении наследника навсегда, а между тем наступление отменительного условия привело бы к прекращению прав и обязанностей наследника.

Эта форма завещания могла быть использована в любое время. Но, как и древнейшие формы завещания, она делала его гласным. Чтобы избежать этого недостатка, была введена письменная форма завещания: после совершения манципации завещатель передавал доверенному лицу навощенные таблички (tabulae testamenti), на которых была изложена воля завещателя, и говорил: «Как написано в этих навощенных табличках, так я и распоряжаюсь». Вслед за этим таблички завязывались шнурком и скреплялись печатями и подписями как завещателя, так и всех присутствующих при совершении акта семи лиц: доверенного лица, пяти свидетелей и казначея.

По древнейшему цивильному праву, для завещателя было установлено лишь то ограничение, что своих непосредственно подвластных (sui heredes) он не должен был обходить в своем завещании молчанием: он должен или назначить их наследниками, или прямо лишить их наследства, хотя бы и не указав никакого уважительного для того основания. В древнейшую эпоху завещание составлялось в народном собрании; поэтому можно было рассчитывать на то, что лишить наследства самых близких людей без всякой уважительной причины завещателю помешает страх перед общественным мнением. Лишение наследства подвластных сыновей должно было совершаться поименно в отношении каждого; дочерей можно было и не называть по имени («все прочие мои подвластные лишаются наследства»). Несоблюдение изложенных правил в отношении сына влекло за собой ничтожность завещания и открытие наследства по закону (ab intestate). При несоблюдении этих правил в отношении дочери, внука, внучки завещание сохраняло силу, но неправильно обойденные в завещании лица «прирастали» к назначенным в завещании наследникам, т.е. вместе с ними участвовали в наследовании.

Adblock
detector